С момента официального появления в мире нового заболевания ВИЧ/СПИДа прошло более 20 лет. За это время оно из «чумы 20 века» трансформировалось в хроническое контролируемое заболевание.

У Светлогорска с ВИЧ отдельная история, боль и опыт. Поэтому вполне закономерно, что различные государственные и общественные службы, работающие с этой проблемой, научились качественно ее контролировать и оказывать разного рода помощь людям, столкнувшимся с этим диагнозом. Помимо медицинского аспекта, ВИЧ-позитивные люди сталкиваются с психологической и юридической сторонами диагноза, решение которых не менее важно, чем своевременное получение заместительной терапии.

Адвокатов, специализирующихся на защите людей, попавших под действие 157 статьи (заражение ВИЧ), в республике единицы. А уголовных дел только за 2017 начало 2018 года — 200. Из них — 130 в нашей области. И за каждым стоит трагедия семей. Куда обратиться за консультацией и помощью, многие не знают. Но такое место есть. Это общественная организация «Люди Плюс», специализирующаяся, в том числе, и на оказании юридической помощи и защиты людям, оказавшимся под обвинением по статье 157.

Уголовный Кодекс Республики Беларусь Статья 157
Заражение вирусом иммунодефицита человека

  1. Заведомое поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) – наказывается штрафом, или арестом, или лишением свободы на срок до трех лет.
  2. Заражение другого лица по легкомыслию или с косвенным умыслом ВИЧ лицом, знавшим о наличии у него этого заболевания, – наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет.
  3. Действие, предусмотренное частью 2 настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц, либо заведомо несовершеннолетнего, либо с прямым умыслом, – наказывается лишением свободы на срок от пяти до тринадцати лет.

— В прошлом году в Гомельской области наблюдался существенный всплеск уголовных дел в отношении серодискордантных пар (один партнер ВИЧ-положительный, второй – ВИЧ-отрицательный), которых в нашем регионе достаточно много, – рассказывает Анатолий Лешенок, заместитель председателя РОО «Люди плюс».

При выявлении ВИЧ у одного из членов семьи, такая семья автоматически попадает под уголовное расследование по части 1 статьи 157. Проводятся дознания и прочие следственные мероприятия и, если выясняется, что диагноз был у одного из супругов до вступления в брак, то это уже часть 2. И так далее. Статья тяжелая и возбуждается без заявления пострадавшей стороны. Если в семье выявлено заражение, медицинский работник обязан сообщить об этом в милицию, не неся ответственность за разглашение статуса. А дальше запускается автоматическое уголовное делопроизводство и люди зачастую своими показаниями наговаривают себе на тяжелую часть статьи. Мы сейчас не говорим о случаях умышленного преступного заражения. Мы говорим о добровольных открытых семейных отношениях или случаях, когда люди не знали о своем статусе. Доказательства и улики в таких делах исключительно косвенные и основное обвинение строится на показаниях самих обвиняемых, их близких, на совокупности не прямых, а косвенных улик. Ну, например, человек подписывает показания на бланке под названием «показания потерпевшего». Он может написать, что претензий не имеет и так далее. Но сам факт того, что это бланк «показаний потерпевшего», делает его косвенной уликой. Люди, естественно, таких тонкостей не знают.

Организация «Люди плюс» имеет несколько направлений:

  • работа с людьми, столкнувшимися с диагнозом ВИЧ
  • работа с обществом по снижению негативной стигмы
  • доступ к современным препаратам лечения ВИЧ
  • помощь в кризисных ситуациях (психологическая поддержка, равное консультирование, помощь узких специалистов)

— Активизация нашей работы именно в этом направлении произошла естественно после того, как участились случаи обращений к нам за помощью, – продолжает член правления организации Геннадий Домнич. Мы сходили на одно судебное слушанье, другое, третье и поняли, что нужно менять систему на уровне внесения изменений в сам закон. Когда он принимался, то соответствовал времени и обстоятельствам. Но сегодня, когда ВИЧ больше не смертельное, а хроническое и хорошо контролируемое при помощи препаратов заболевание, закон нуждается в изменениях.

— Пока мы можем проконсультировать человека, помочь составить ходатайство, быть представителями защиты в суде, – говорит Анатолий. – Это эффективно, но для единиц. Мы же поставили цель – помочь многим и стали работать над текстом поправок в статью 157. За время работы у нас появился определенный алгоритм эффективной помощи, и если человек обращается к нам сразу, как только в его отношении возбуждено уголовное дело, то мы знаем, как не довести до суда. Но и на более поздних стадиях дела мы тоже можем качественно помочь. У нас есть адвокаты, которые имеют опыт в таких делах. Одна из них углублённо занялась этим направлением и изучает все тонкости с медицинской и правовой стороны. Это очень важно, потому что некоторые улики обвинения не выдерживают никакой критики, если ты знаешь медицинские тонкости вопроса. Если вернуться к аспекту о неразглашении статуса и врачебной тайне, то в этом указе есть формулировка «и в других случаях». Она не конкретизирована и дает возможность предоставления информации для возбуждения уголовного дела. Например, гинеколог сообщает сотрудникам внутренних органов о ВИЧ-положительном статусе беременной. Женщина может узнать о своем статусе впервые, но автоматически попасть под уголовное расследование.

— Когда мы поняли, что назрела необходимость изменения самого закона, – продолжает председатель РОО «Люди плюс» Татьяна Журавская, – мы обратились за поддержкой к депутату парламента Ольге Мычко. Она согласилась вынести наш проект на рассмотрение Палаты представителей. Параллельно мы обратились в Республиканский Координационный Комитет по ВИЧ/СПИД. Комитет единогласно поддержал наш документ. Благодаря этому Министерство Здравоохранения смогло письменно поддержать текст поправок в Парламенте. В течение полугода мы встречались с депутатами, представителями тех регионов, где эта проблема особенно актуальна. Рассказывали о судьбах людей. О том, как им живется с условными сроками, или, когда один из супругов попадает в тюрьму. Наша инициатива совпала с рекомендациями Глобального валидационного комитета: изменить декриминализующие обстоятельства по статьям 157 и 158. Всемирная организация Здравоохранения, в лице ее республиканского отделения, нас также поддержала. Вопрос был вынесен на рассмотрение Комиссии по национальной безопасности. Проведен круглый стол с представителями всех заинтересованных структур. В итоге на июньском первом слушании наши поправки были приняты к рассмотрению. И сейчас мы ожидаем второе слушание, во время которого определится окончательный вариант решения.

— Мы очень надеемся на то, что закон будет пересмотрен, – говорит Татьяна. – И люди смогут жить полноценной жизнью: создавать семьи, заводить детей и не бояться уголовного преследования. Как это давно практикуется в западных странах, где человек, принимающий терапию и наблюдающийся у врача, может не сообщать никому о своем статусе, потому что вирус находится в подавленном состоянии и не представляет угрозы передачи. А привлечение к ответственности за передачу ВИЧ происходит исключительно по заявительному принципу.

Ведь, с одной стороны, все говорят об уменьшении стигмы по отношению к ВИЧ, чтобы люди не боялись скрининга и диагноза. С другой стороны, помимо психологического давления и шока, человек испытывает и страх перед уголовным преследованием. А если учесть, что в последнее время ВИЧ передается в большинстве случаев половым путем, а не через «группы риска», то заболеть может любой человек, имевший незащищенный секс. Это нужно понимать и не бояться ни тестов на вирус, ни диагноза. Если он окажется вовремя выявленным, то у человека будет больше шансов восстановить свое здоровье.

Анатолий Лешенок также специализируется на адвокации и доступе к инновационным препаратам в сфере государственных закупок.

— Механизм выглядит следующим образом: фармакологические компании ведут переговоры с государственными структурами, занимающимися закупкой препаратов заместительной терапии для лечения туберкулеза, презентуют им свою продукцию и цены. В интересах государства покупать качественную продукцию по разумным ценам. Я вхожу в состав независимого наблюдательного комитета, занимающегося отслеживанием таких предложений, цен, появлением лицензионных дженериков и т.д. Разумеется, мы не принимаем решений о закупках, но действуем в интересах пациентов и в сотрудничестве с государством.

А есть ли стигма?

— Например, если у человека диагностируют онкологию, то все родственники и друзья ему сочувствуют, поддерживают. А если выявляется ВИЧ, то поддержат – единицы, – рассуждает Татьяна. – В этом стыдно признаться. Люди боятся осуждения и одиночества. Некоторые вынуждены скрывать прием препаратов, походы к врачам. А скрыть это в первое время крайне трудно, потому что адаптация организма к терапии проходит иногда трудно и с побочными эффектами. К тому же открытие статуса для многих означает проблемы на работе или даже ее потерю. В экономически развитых странах – это давно закрытый вопрос. То есть, после открытия статуса жизнь человека в обществе никак не меняется. Он спокойно живет, просто принимает терапию. У нас же, особенно в небольших населенных пунктах, открытие статуса – это общественный приговор. Но кто-то должен менять эту стигму. И наша организация – часть этого процесса. Недавно проводилась республиканская фотовыставка по городам. На ней были фотографии людей, открывших свой статус. Мы наблюдали за реакцией зрителей и отметили для себя только положительное отношение. Но, опять-таки, это отношение со стороны, когда лично тебя проблема не коснулась.

У организации «Люди плюс» есть сайт hiv.by, через который сотрудники получают много просьб о помощи. Проводятся образовательные кампании, чтобы люди трезво оценивали ситуацию с ВИЧ. Организация существует на донорские средства.

— Большинство доноров сейчас охотно дотируют такие группы как МСМ (мужчины, имеющие секс с мужчинами), ЛУИН (люди, употребляющие инъекционные наркотики), ЛГБТ, трансгендеры и т.п, – говорит Татьяна Журавская. – Но люди, имеющие положительный статус ВИЧ, ведущие социальный образ жизни, имеющие семьи, детей, оказываются никому не нужными.

— У нас есть люди, с которыми мы общаемся только по телефону, выводим их из психологического кризиса, поддерживаем, – рассказывает Геннадий Домнич. – Есть такие, кто готов и хочет общаться лично. Людям необходим кто-то, с кем можно открыто поговорить обо всем. Помощь равного консультанта в данном случае бесценна. Кстати, в ближайших планах у нас – открытие школы равного консультирования, где мы будем обучать людей помогать другим. Такой человек должен не просто иметь положительный статус, но и обладать рядом качеств и навыков, чтобы действенно помочь, постоянно самообучаться и развиваться.

Равный консультант — это человек, имеющий опыт жизни с ВИЧ и консультирующий других людей по этому вопросу.

— Наша организация открыта для волонтеров и участвовать в нашей деятельности могут все желающие, – говорит Татьяна Журавская. – Мы сотрудничаем с медиками и всеми заинтересованными органами. Мы не противопоставляем себя никаким другим организациям, занимающимся помощью ВИЧ-положительным людям. Но при этом мы четко себя позиционируем и не хотим, чтобы на нас смотрели как на тех, кто отрабатывает гранты на громком пиаре, не предлагая конкретного решения проблем. У нас есть эти решения и перспективные проекты. И есть хорошие результаты, одним из которых стали изменения в статье 157.

Уже после разговора с активистами организации «Люди плюс» стало известно, что разработанный ими совместно с государственными службами закон, рассматривался во втором чтении. На сегодняшний момент известно, что самое важное изменение в законе принято. А именно: уголовное дело по факту заражения ВИЧ должно возбуждаться только на основании заявления потерпевшего. Остальные пункты проходят согласования. Но уже сегодня можно сказать, что важный шаг к декриминализации 157 статьи сделан. И после всех согласований, резолюции президента и официального вступления в силу измененной статьи 157 УК РБ, многие осужденные по ней, находящиеся в заключении, вернутся на свободу к семьям.