«Лучше «на метадон» ходить, чем так пить». Как в Светлогорске лечат наркоманов

Психонаркологический диспансер. Первый этаж. За металлической дверью — кабинет заместительной терапии. Сюда каждое утро, в будни, праздники и выходные приходят около двух десятков человек за дозой метадона. 

— Программа заместительной терапии метадоном существует на территории Светлогорска с 2010 года, — рассказывает заведующий Светлогорским психонаркологическим диспансером Павел Букатов. — Основное призвание программы – это лечение инъекционных наркоманов с опиоидной зависимостью.  Метадон – это препарат, который, проще говоря, блокирует опиоидные рецепторы, вследствие чего тяга к употреблению наркотиков уходит.

Эта программа позволяет зависимым от пагубной привычки людям получать необходимую для организма дозу метадона. Все рассчитывается индивидуально. Постепенно эта доза снижается. За 9 лет существования метадоновой программы число стоящих на учете снизилось с более чем 70 человек до 26. Основная возрастная категория – 40 — 50 лет. Один пациент в возрасте до 30 лет.

— Самый основной эффект для людей, скажем так, это отсутствие преступлений, — дополняет Букатов. — Проще говоря, магнитолы не воруют, в магазинах не происходит преступлений и т.д., однако основная цель программы в том числе – это нераспространение паратеральных гепатитов и ВИЧ.

Мнение о метадоновой терапии неоднозначное. Некоторым удается благополучно покинуть программу и не сорваться, некоторым нужно пройти более долгий путь.

— Много лет зависел от наркотиков. Появилась программа, пошел и записался. Прошел комиссию в Гомеле, подобрали дозу и все – отправили сюда, — рассказывает участник метадоновой программы. — У меня семья начала разваливаться, работу мог потерять. Многие, кто прошел программу, начали жить по-человечески, скажем так, только с метадоном. Семьи у многих восстановились. Я считаю, что не зря это.

Конечно, метадон – это не средство моментального избавления от наркозависимости, да и достичь полного исцеления удается далеко не всем. Но это спасательный круг, возможность не оказаться на самом дне, наладить отношения в семье, вернуться на работу, а далее – все зависит от силы воли, мотивации и цели.

Те, кто не пошел «на метадон», спиваются. Пьют так, что ой-ой. Как по мне, лучше «на метадон» ходить, чем так пить, — делится участник метадоновой программы.

Как отметил заведующий психонаркологическим диспансером Павел Букатов, алкоголизм действительно в числе серьезнейших проблем общества.

— Алкоголь — самое большое зло, на сегодня, которое гробит здоровье и жизни людей, разрушает семьи. В связи с чем, хочу отметить, что двери психонаркологического диспансера открыты каждый будний день с 8 утра до 7 вечера. Пациенты могут обратиться, в том числе, анонимно. Паспорт никто не спрашивает, никаких учетов нет, поэтому и социально-трудовых ограничений не нужно бояться. Все можно сделать без учета, анонимно. Спокойно пролечиться в дневном стационаре и вернуться к нормальной повседневной жизни, в свои семьи, на работу и т.д.

Людмила Анденко