«Каждый раз перед поездкой в горы пишу завещание жене». Светлогорский врач покорил Эльбрус

Главный врач санатория «Серебряные ключи» в компании своего школьного друга поднялся на высочайшую вершину Европы – гору Эльбрус. Произошло это две недели назад. Вернувшись с Кавказа, в беседе с корреспондентом ranak.me Александр Светилов рассказал, что «лучше гор могут быть только горы», сколько стоит экспедиция на Эльбрус и почему следующий свой отпуск он должен провести в пешем походе из Португалии в Испанию.

Александр Светилов в наших краях новичок: в марте сего года бывший заведующий кожно-венерологическим диспансером Речицкой ЦРБ получил назначение возглавить коллектив одного из лучших оздоровительных заведений Беларуси — светлогорского санатория «Серебряные ключи». Буквально через месяц главный врач санатория «отметился» экипировкой на весеннем городском велопробеге, а в конце июня на его страничке в соцсети появилось фото с вершины Эльбруса. Приверженцев столь экстремального отдыха в Светлогорске не много, а потому я напросился на интервью с новоявленным покорителем высочайшей вершины Европы. Александр Светилов оказался прекрасным рассказчиком, щедрым на эпитеты и эмоции…

Детская мечта

— Я не альпинист, а скорее горный турист, «восходитель», — сразу расставляет акценты Александр Светилов. – Альпинисты занимаются скалолазанием, а подъём на различные высоты – это, скорее, высокогорный туризм. Люблю это давно, и намного больше, чем море. Кто-то получает удовольствие от пляжа, песка и моря, я большее получаю от созерцания высоких природных образований, гор.

Первое моё знакомство с Кавказом состоялось, когда мне было 14 лет, в 1989 году. Я был у подножия Эльбруса, о чём у меня есть фотография: я в составе группы детей, а позади нас – двуглавый Эльбрус. Вторая встреча и более близкое знакомство с этой прекрасной горой, высочайшей точкой Европы, у меня состоялось спустя ровно 30 лет.

К этому мероприятию  готовился последние два с половиной года. Восхождение было запланировано в качестве подарка на свой день рождения, на дату 27 июня, но погода не захотела меня поздравить: метеорологи предупредили, что нужно подниматься не позднее 26-го, потому что ожидался ураган. Как потом стало известно, 30 июня на Эльбрусе погиб 40-летний гражданин Ирландии, который с группой товарищей попал в эту непогоду. Мы к этому времени уже в Беларусь вернулись.

«Самая высокая точка Украины ниже, чем мы жили в Приэльбрусье»

— Два года назад был пятидневный поход по Черногорскому хребту Карпат. Мы приехали туда вчетвером: я, мой товарищ и наши сыновья, на поезде, с палатками, спальниками. Такой бюджетный вариант. Горелки, еда – всё в рюкзаках. Рюкзаки по 20 килограммов носили по Черногорскому хребту в течение 5 дней и 4 ночей… Там самая высокая гора – Говерла. Это высочайшая точка Украины, 2080 м. Это ниже, чем мы жили в посёлке Терскол! Но Карпаты – это большая тренировка выносливости, правильной постановки ног: не делать большой амплитуды шагов, чтобы на связки не было чрезмерной нагрузки. При неправильной ходьбе у людей на второй-третий день «вылетают» колени – они начинают ужасно болеть. При этом спускаться с горы гораздо больнее, чем подниматься. Люди идут спиной вперёд, чтобы хоть как-то спуститься… Так что правильное движение – это очень важно.

— Мы с товарищем (Владимир Лученок работает энергетиком на Белорусском газоперерабатывающем заводе, мы друзья со школы) поехали на Кавказ на моей машине. 2200 километров туда и столько же обратно. Для тех, кто захочет повторить что-то подобное, могу сказать, что такую экспедицию реально осуществить за 450-500 долларов. Это когда человек едет на поезде, везёт с собой рюкзак с палаткой, со спальниками, с газовой горелкой, со своими пшенкой и макаронами. Если есть возможность, можно жить в более комфортных условиях, снимать жильё в Баксанском ущелье, в посёлке Терскол. Великолепный посёлок на высоте 2200 метров над уровнем моря, мы вдвоём жили там в трёхкомнатном доме.

«Гора Эльбрус технически не сложная…»

— Для восхождения на Эльбрус человек должен быть физически подготовлен, но не скажу, что он должен быть каким-то чемпионом. Если человек может в день без больших осложнений для организма проехать на средней скорости 30-40 км на велосипеде – это уже говорит о чём-то. Рекомендуется, чтобы человек мог пробежать без остановки 7-8 километров. Просто трусцой, но без остановки. Если можешь – считается, что ты вполне готов подняться на Эльбрус. Гора технически не сложная, категории 1Б-2А. Наибольшая трудность там заключается в наличии гипоксии: организм из-за нехватки кислорода перестраивает свою работу. Меняется кровообращение, кровоснабжение внутренних органов. Происходит небольшой отёк головного мозга, из-за чего человек ощущает головокружение, у некоторых – сильные головные боли. Поскольку я имею отношение к медицине, мы прибегали к помощи определённых препаратов, позволяющих переносить гипоксию. Мы довольно грамотно себя медикаментозно поддерживали, и никаких серьёзных осложнений, кроме лёгкого головокружения и небольшого носового кровотечения (на фоне того, что принимали аспирин для предотвращения тромбообразования), не было.

— Для того, чтобы залезть непосредственно на Эльбрус, накануне нужно проходить акклиматизацию на более низких высотах, совершая т.н. «радиальные выходы» на высоту 3,5, 4, 4,2, 4,5 км. Ходили с посёлка, потом переехали на канатную дорогу, оттуда – на склон на уровне 3900. На ней расположено большинство базовых лагерей, которые называют «бочки»: там много домиков, которые действительно напоминают бочки. Последний радиальный выход перед штурмом у нас был на высоту 5 км. Поднялись, спустились, а потом штурмовали.

— У моего товарища на груди был датчик частоты сердечных сокращений, отслеживающий все нагрузки. После одного радиального выхода суточная нагрузка на его организм составила 822%! То есть в норме физическая активность тренированного человека должна быть 100%. Наш поход туда-обратно по радиальному выходу продолжался 7 часов 18 минут, и его организм перенёс вот такую нагрузку… При этом, по показаниям датчика, 90% времени сердце работало в пятой зоне: частота сердечных сокращений превышала допустимую. До этого у него в жизни был максимум 320%. Как моё сердце при этом стучало, я не знаю, у меня такого прибора не было.

— Из снаряжения при подъёме на Эльбрус желательно иметь обвязку с карабинами, чтобы была возможность пристегнуть себя к перилам во время крутого подъёма. Обязательно «кошки», потому что без них очень скользко, в одних ботинках можно легко оступиться и уехать вниз. Рекомендуется запастись ледорубом, на случай срыва. Одежда, шлем, очки, маска, обвязка и прочее у меня были свои, «кошки» и ледоруб брал напрокат на месте. Не пришлось использовать ни ледоруб, ни обвязки. Я так специально прошёл, чтобы не привязываться. Обязательно должны быть с собой две трекинговые палки, без них ходить в горах глупо. Кислородная маска не нужна, только горнолыжная. Особое требование к светофильтрам на очках, потому что там разряженный воздух и более жёсткий ультрафиолет: солнце жжёт нещадно. На «бочках», на высотах от 3800 люди ходят плотно закутанными не потому, что холодно, а потому что надо себя закрывать. Чтобы загореть, достаточно 10 минут. На любом участке тела, не покрытом солнцезащитным кремом с SPF-50 и выше, кожа обгорает за полчаса. Чаще всего обгорают ноздри снизу. Во-первых, они меньше всего обрабатываются кремом, а во-вторых, когда потеешь, вытираешь пот снизу. Крем смывается и отражением солнечных лучей от снега ноздри выжигает изнутри. Такие ожоги у большинства людей на горе. У меня остался небольшой шрам над бровью – это я поменял на спуске маску на очки, и забыл это место помазать. Достаточно было часа, чтобы успела обгореть кожа. На следующий день на этом месте появились волдыри.

— Если человек был мало в горах, впервые совершает восхождение на ветру, настоятельно рекомендуется прибегнуть к помощи т.н. гида из числа местных. Промышленности там практически нет, всё заточено на обслуживание туристов. Гид, как правило, проводит с тобой эту неделю акклиматизации. Он объяснит всё, начиная с составления правильного графика акклиматизации, заканчивая тонкостями: как надо ходить, как поднимать ноги в условиях высокогорья и нехватки кислорода, чтобы они себя нормально чувствовали, не забивались, и так далее. Но, если человек обладает фантазией, имеет доступ к интернету и не ленится потратить 15-30 часов на изучение инструктажей, то на ютубе имеется масса роликов, в которых гиды показывают и как правильно акклиматизацию провести, и правильный подъём, и правила работы с оборудованием. Грамотный человек, теоретически, может это освоить самостоятельно. Лично у меня было желание не прибегать к помощи гида (с целью небольшого повышения адреналина), и всю схему акклиматизации мы разрабатывали и проводили самостоятельно, но мой товарищ настоял на том, что непосредственно в день восхождения мы будем платить гиду за то, чтобы он нас провёл на вершину.

— Психологический настрой – большое дело. Когда человек находится на высокогорье и начинает испытывать на себе проявления гипоксии, это проявляется и в психике. Есть люди, которые на высоте 5100-5200 начинают себя несколько неадекватно вести, от непонятного смеха до истерики и плача. Сильная мотивация, когда ты идёшь к этому на протяжении последних двух лет, мечтаешь об этом… Меня хорошо поддержал товарищ в этой поездке, спасибо ему. В день штурма мы шли след в след, поддерживали друг друга, и получилось очень хорошо. Психология в данном случае – большое дело. Это была моя цель, и очень приятно, что она реализовалась.

Путь к вершине Европы

— На штурм мы вышли в два часа ночи и в полдевятого утра уже были на месте. С нами шла гид Наталья Эрберт. Она родом из Москвы, но работает на Эльбрусе гидом. (Показывает видео в ноутбуке) До вершины осталось пройти не много. Идём – небо ясное, голубое. Облачка небольшие, летают где-то внизу, где и вся остальная Европа. Погода – это основной момент, который не позволяет себя спокойно чувствовать в горах. Она меняется молниеносно. Как только эти облака поднимаются к тебе, густота тумана такая, что за 10-15 метров уже не видно человека. Такой вот путь… При сильном боковом ветре и головокружении очень легко пойти чуть левее, и катиться на попе, пока не остановишься. Или пока не упадёшь в разлом, что очень неприятно, долго будут искать… Мы шли на Западную вершину. Есть ещё Восточная, по сложности они примерно одинаковые, но (её покорителю говорят) «ты был на 20 метров ниже высшей точки Европы». Конечно, если есть силы, делают дуплеты, совершают восхождения на обе вершины…

 

У меня были тёплые перчатки, а поверх были надеты большие варежки-верхонки. Но ветер был настолько сильный, что два пальца постоянно замерзали… Когда испытываешь на себе температурные, ветровые сложности, гипоксию, само собой оцениваешь и просто удивляешься, как люди делали всё это в кирзовых сапогах. Когда здесь в 1942 году подняли немецкий флаг, то в 1943-м советские войска этот флаг снимали. И всё это в кирзовых сапогах… Люди просто возвращались инвалидами, потому что ступни отмораживались.

Что чувствовал, когда дошёл до вершины? Удовлетворение! Конечно, удовлетворение оттого, что есть ещё порох в пороховницах! В данном случае я шутил: «Хорошо, что это произошло в 43 года, в 44 я бы этого уже, наверное, не сделал». А 44 мне исполнилось на следующий день.

Вся дорога с вершины до «бочек» занимает 3-3,5 часа – это если по пути не отдыхать.

«Июль-август – проходные месяцы для Эльбруса»

— Там полпланеты толпится, на склонах можно услышать много разных языков. Очень много иностранцев. Они, как правило, совершают коллективные восхождения по 10-15 человек. В день штурма недалеко от нас шли южнокорейцы, много англичан, немцев. Те, кто их учат, сопровождают, хорошо на них зарабатывают. В чуть меньшем количестве – любители горных лыж и сноуборда. Непосредственно в дни нашего пребывания на трассах Эльбруса тренировалась сборная России по горным лыжам.

— Летом, июль-август – очень проходные месяцы для Эльбруса, когда в день, при хорошей погоде, на гору могут выходить до 30-40 человек. Идёшь, и видишь впереди идущего, следом кто-то догоняет… Зимой всё намного серьёзнее, нужна особая тренированность. Зимой, как правило, ходят по два-три, по пять человек. Многие вообще в одиночку поднимаются. Соло-подъёмы тоже имеют право на жизнь, но это уже действительно экстрим, и делают это уже поднимавшиеся, которые представляют, что это такое, какие сложности-опасности поджидают.

— Основной доход местного населения – кабардинцев, русских, балкарцев – высокогорный туризм. Большая часть идёт «чёрным налом», без чеков и прочей фиксации. В частности, работа ратраков (специальное транспортное средство на гусеничном ходу). Некоторым туристам тяжело (а может лень) подниматься с высоты 3800 на 4800-4900, и они подъезжают на ратраке. Набор километра по высоте стоит 120 долларов. Это просто для иллюстрации цен. Если готов за 20 минут поездки отдать 120 долларов – пожалуйста, заплати, и поезжай. Вместительность ратрака – 10 человек. 1200 долларов за одну ходку. До вершины, конечно, на нём нельзя. На вершину – только на вертолёте. Если есть столько денег. У спасателей есть вертолёты, но они, понятное дело, поднимаются только в исключительных случаях.

«Обещал другу пройти с ним путь святого Якова»

— Четыре года назад мы с товарищами сели в микроавтобус, и поехали из Речицы в направлении Мурманска. По дороге заезжали во все красивые места России: в Печерскую лавру, Изборскую крепость, осмотрели прекрасный дворец Екатерины в Пушкино. Остановились в Петрозаводске, а на рассвете съездили посмотреть на прекрасный памятник русского деревянного зодчества на острове Кижи. Добрались до посёлка Рабочеостровск (рядышком Кемь, откуда «Кемска волость»), на пароходике прошли 45 км по Белому морю – Соловецкие острова. На Большом Соловецком острове заночевали, посмотрели великолепный каменный Кремль, где сейчас живут монахи. Это зрелище и добротность постройки настолько воодушевляют! Как люди в древние времена, практически голыми руками смогли построить на острове посреди Белого моря с его тяжёлым климатом великолепнейший Кремль из валунов ростом с человека?! Это просто восхитительно, всем рекомендую посмотреть! Потом – трёхдневный сплав по реке Колвица. Катамараны привезли с собой, на месте надули… Три дня жили в палатках в лесу, среди болот, морошки и медведей. Насчёт медведей шучу, но однажды, съехав с трассы, на дороге увидели треугольный дорожный знак с изображением медведя… Мы быстренько развернулись и вернулись на трассу! Природа там первозданная, нетронутая, но… Такой мошкары, гнуса в Беларуси нет. К счастью!

— Что дальше? Нет предела фантазии! Только бы позволили финансовые возможности и нашлось свободное время. По планам, в следующем году – Эль Камино. Это путь Святого Якова из Порту в Сантьяго-де-Компостела: пеший переход длиной 250 километров из Португалии в Испанию вдоль Атлантического побережья. Это просто поход по холмам с небольшим рюкзачком. На самолёте прилетим в один город, улетим из другого. Это мечта моего товарища. У нас с ним была договорённость: он со мной идёт на Эльбрус, а я с ним – на Эль Камино.

«Я каждый раз пишу завещание своей жене…»

— Понятно, что на море, на пляже, может быть, более безопасно, чем в горах, но если у человека трезвая голова и трезвый подход к тому же Эльбрусу, то… Я своим друзьям привожу пример: на улице Советской в Гомеле в год под колёсами машин погибает столько же людей, сколько и туристов на Эльбрусе. Вопрос в том, насколько ты серьёзно относишься к этому. Некоторые приезжают с равнины и сразу же, на второй день, говорят: «А что здесь такого? Сейчас быстренько забегу, спущусь, и отправлюсь дальше». В такой ситуации человека очень быстро накрывает горная болезнь. У него появляется масса проявлений кислородной недостаточности, вплоть до серьёзных ситуаций: потери сознания, сердечной недостаточности и летального исхода. Не говоря уже про рвоту, тошноту, понос, кровотечения. Каждый по-своему реагирует на гипоксию, если он не тренированный и не прошёл правильную акклиматизацию.

— Турция и Египет мне неинтересны просто по определению… Я не хочу ездить туда, куда ездят все, где весь отдых – это еда, питьё, солнце, шезлонг… Это не моё!

— Супруга не разделяет моих увлечений, но терпеливо, стоически их переносит. Её отдых – это как раз Египет, Турция и всё такое. У нас договорённость: каждый раз перед поездкой в горы, в Мурманск, куда-нибудь ещё, я пишу завещание своей жене, о том, что всё движимое и недвижимое имущество я завещаю ей, если со мной что-то случится. По приезду я это завещание забираю… И так – до следующего раза!

Андрей Липский