«Принимала дозу и думала, что это может быть мой последний укол»

Их истории как будто написаны под копирку: попробовали наркотики с друзьями, втянулись. Чтобы купить очередную дозу, начали воровать у родных, опустились на самое дно. Юля поняла, что дошла до точки невозврата, когда от неё отвернулись родные и забрали ребенка.

Сегодня у девушки крепкая семья: муж и две красивые дочки. Она с гордостью показывает мне фотографию в телефоне – на ней улыбающиеся малышки семи и четырёх лет. Супруги работают и твёрдо стоят на ногах. Если бы несколько лет назад они не решили поменять свою жизнь, всего этого могло не быть.

— Когда я познакомилась с будущем мужем, он употреблял наркотики. Тогда мне казалось, что это не масштабная проблема. Укололся пару раз в месяц и всё. Потом мы начали колоться вместе. При любом срыве или ссоре, мне нужна была доза. Затем кололись изо дня в день. Я — полтора года, муж — восемь лет. У нас не было денег на дозу, их нужно было украсть. Я стала агрессивной, руки были в синяках от уколов. Мама это всё видела и когда узнала, что я наркоманка – была в шоке. Для родителей мы перестали существовать, они забрали себе ребенка. Конечно, родные переживали. А у нас с мужем семьи как таковой уже не было, просто вместе кололись. Наши друзья, с которыми начинали, лежали на кладбище. Я сама принимала дозу и думала, что это может быть мой последний укол. Тогда мы вспомнили, что друзья рассказывали про реабилитационный центр. Решили поехать вместе.

С 2001-го года в деревне Боровики под Светлогорском работает реабилитационный центр «Дом Горшечника». Здесь помогают вернуться к нормальной жизни наркозависимым и пьющим людям.

— За время работы центра программу реабилитации прошли 220 человек. 72% из них – это те люди, которые живут нормальной жизнью, — рассказывает директор центра «Дом Горшечника» Василий Друзик. – Сейчас работает 13 реабилитационных центров по стране. Чтобы попасть к нам, нужно просто позвонить, приехать на собеседование и затем пройти медкомиссию.

Три главных составляющих программы реабилитации – это молитва, трудотерапия и духовные беседы с воспитателями. В роли последних выступают бывшие наркозависимые, которые тоже прошли программу.

— Здесь в центре есть свои правила и их нужно обязательно соблюдать – это часть реабилитации. В семь утра подъем, затем общение и молитва, завтрак, уборка в комнатах, — перечисляет Юля. — В девять часов все идут на работу. В шесть заканчивают. Затем библейские занятия, ужин, и в одиннадцать часов свет должен быть выключен.

Мужчины и женщины в центре живут отдельно. В комнатах размещаются по четыре человека. Мне такая обстановка напомнила детский оздоровительный лагерь. Но те, кто здесь живут, считают центр своим домом, а реабилитантов и сотрудников называют семьей. «Дом Горшечника» живет за счёт натурального хозяйства. На нескольких территориях площадью по 25 соток выращивают огурцы, помидоры, кабачки и картофель. Те, кто проходят программу, ещё ежемесячно сдают деньги на еду.

На территории есть мастерская, где из лозы плетут корзины, лежанки и домики для домашних питомцев. В основном, работают под заказ. Руководит процессом и обучает мастерству Евгений. Он – бывший наркоман с десятилетним стажем, прошел реабилитацию в боровиковском центре и остался здесь работать.

— Я уже никому не был нужен. В наркологии меня все знали. Потерял всё. Приехал сюда, прошел программу. Сейчас живу в доме, завел хозяйство.

Анастасия из Минска. В свой 31 год семь раз была судима «за наркотики, мошенничества и кражи»:

— Первый раз меня посадили в 19 лет. На свободе была урывками. В 2015 году родила сына, его отец на тот момент сидел в тюрьме и захотел расстаться. Я сорвалась, снова начала колоться, попала в тюрьму, меня лишили родительских прав. В какой-то момент я поняла, что дальше меня ждет либо могила, либо снова тюрьма. Приехала сюда. Уже пошел одиннадцатый месяц, как я ни в чем не нуждаюсь. В той, другой моей жизни, не было людей, которые захотели бы помочь, хотя бы просто выслушать. Хорошо, что есть такие места, где тебя принимают таким, как есть.

Программа реабилитации состоит из трех периодов: кризисного (4 месяца) и общеподготовительного (8 месяцев) – это время реабилитанты живут в центре. Последний – адаптационный период — длится 6 месяцев. Полгода нужно прожить самостоятельно и обязательно устроиться на работу.

— Пока живем в центре, нам дают отпуск, во время которого можно съездить домой. Родные тоже могут приезжать сюда, — рассказывает Юля. — Присутствие на программе добровольное, если захотел уйти – держать никто не будет. Решение изменить свою жизнь ты должен принять сам.

Спрашиваю, почему центр называется «Дом Горшечника»?

— Кто такой горшечник? Человек, который лепит из глины горшки. Глину нужно очистить от грязи, прежде чем что-то сделать. Вот так из нас здесь лепят своего рода новые сосуды, очищая от грязи.

Есть мнение, что бывших наркоманов не бывает. Юля говорит, что не думает об этом и о том, что может сорваться.

— Я просыпаюсь и благодарю Бога за этот день и за то, что у меня есть. А наступит завтра – буду благодарить завтра.

Жанна Гавриленко