Судмедэксперт: «Многие думают, что мы постоянно режем трупы и изымаем органы»

Владислав Петровский – медицинский судебный эксперт, работает в Светлогорском межрайонном отделе Государственного комитета судебных экспертиз. До третьего курса вуза парень мечтал быть хирургом, но побывал в морге и понял, что судебная медицина – это его. Занимается Владислав не только исследованием трупов…

— Я родился в Орше – это Витебская область, учился в Витебском медуниверситете, но по личным обстоятельствам перевелся в Гомельский медуниверситет. После учебы мне присвоили квалификацию государственный медицинский эксперт и распределили в Светлогорск.

С детства я интересовался медицинским направлением, хотя в семье нет врачей. Все мальчишки хотят быть хирургами, и я таким же был. До третьего курса мечтал стать хирургом.  Но побывал на занятиях по судебной медицине, а потом ещё и в морге – это всё меня завлекло. Я понял, что мне нужно быть медицинским судебным экспертом.

Мы занимаемся исследованием объектов и от этого зависят судьбы людей. Даём заключение, которое используют следственные органы. Это заключение может как спасти человека, то есть его оправдать, так и обвинить. Поиск механизмов наступления смерти и телесных повреждений меня привлек в профессии.

Проводим не только исследование трупов, но и живых людей. В основном, люди обращаются к нам, чтобы снять побои. Приходят пострадавшие в ДТП или с отравлениями, после бытовых драк. Самая главная наша задача – определить наличие телесных повреждений, их характер и тяжесть.

Может поступить обычный труп, на котором нет телесных повреждений, но при детальном исследовании обнаруживаем проникающе-колотую рану и автоматически эта смерть будет являться насильственной, то есть убийством.

Люди имеют свойство симулировать заболевания или повреждения. Женщина пришла на прием, а у нее неестественный цвет возле нижнего века, я попросил потереть и растеклась краска. Чтобы было больше телесных повреждений, она подрисовала.

Жена работает психотерапевтом в поликлинике. В мои дела она не лезет, хотя интересуется судебной психиатрией. Мы по роду своей профессии не можем рассказывать детали.  Даем подписку о неразглашении данных предварительного следствия и за это несем административную и уголовную ответственность.

Знакомые часто интересуются моей работой. Им нравится слушать различные страшилки и про то, какие тела исследуем. Вместе с тем спрашивают: как ты это делаешь, зачем мясо режешь? Я отвечаю, что это обычная и важная работа. Мы помогаем установить правдивые обстоятельства смерти. Многие думают, что мы постоянно режем трупы и изымаем органы, на самом деле – нет.

Смерть – философское понятие и нужно помнить, что она неизбежна. Это естественный исход существования любого биологического организма на нашей планете. Этого понятия бояться не стоит, но относиться нужно с уважением. Здесь мы о смерти не думаем, хотя каждый день её видим. Работа есть работа, на первом месте – исследование тела.

РАНАК