Наша позиция: так быть не должно!

Мы живем в Светлогорске, где относительно тихо и спокойно. Но когда пишу эти слова, я абсолютно не уверена, что так же тихо и спокойно в нашем городе будет завтра. Смотрела, что происходит в Минске в первые дни после выборов, и у меня складывалось ощущение, что это – не моя страна, что это происходит где-то далеко и не с нами.

Равнодушных к сложившейся ситуации нет. Люди самых разных профессий и работники различных предприятий выходят на акции, которые сегодня уже действительно стали похожи на мирные – без массовых задержаний и жесткого пресечения.

Я не знаю, как долго это все продлится, я не знаю, что будет через день или два, но я точно знаю, что Беларуси, которая была до 9 августа, уже не будет никогда.

Журналисты нашей редакции солидарны с участниками мирных акций. Мы против насилия и несоразмерной реакции сотрудников, призванных охранять наше право.

Андрей Липский:

– Не знаю даже, какой эпитет подобрать. Возмущен, как минимум, совершенно неадекватной реакцией на выражение гражданского несогласия. Когда лупят дубинками, когда пинают людей, разбивают им стекла в автомобилях… Это что вообще такое? Где хоть какие-то элементы законности? Так быть не должно! Это неправильно! Люди выходят, чтобы постоять с плакатиком. Тут же к ним подбегают с криком «Вы не имеете права!». Почему я не имею права, кто меня ограничил в моих конституционных правах? Я не выхожу на митинги, но я возмущен, что людей, которые решились выйти, всячески начинают запугивать, скручивают им руки, запихивают куда-то.

Это огромный шок! И не могу себе даже представить, что испытывают те, кто попадает в лапы этих так называемых представителей закона. Потому что представители закона так не действуют! Во мне, безусловно, есть чувство страха. И я абсолютно не уверен, что со мной не произойдет то же самое, что происходит сейчас по всей стране. Что я не окажусь «не в то время, не в том месте». Это беззаконие и произвол, который сегодня стал рутиной. И это дико. 21 век, европейская страна и вот такие вот дела творятся…

Владимир Попов:

– Испытываю чувства непонимания, обиды и стыда. Обиды за то, что не должно было происходить. Ни в коем случает нельзя применять силу против людей. Милиция – это органы охраны правопорядка, именно они должны охранять право и порядок. В данном случае, все происходит абсолютно наоборот: они нарушают права людей и провоцируют их на беспорядки. Я понимаю, что и с противоположной стороны есть «отморозки». И наш несчастный паровозик на вокзале – тому пример. Взяли и сожгли зачем-то… Но милиция на то и милиция, чтобы адекватно оценивать угрозы и адекватно на них реагировать. А то, что происходит – это оскорбление и унижение…

Второй аспект, что немаловажно, это сокрытие информации, лишение людей возможности общаться с помощью привычных мессенджеров, абсолютно однобокая информация либо ее сокрытие со стороны государственных структур, освещение в ключе «это негодяи, а вот эти – молодцы». Из новостей российских каналов НТВ, РБК, РТР вырезается объективная информация о ситуации в Беларуси, передачи идут в записи.

На уровне Светлогорска – это крайнее недовольство тем, что местная власть, все чиновники максимально дистанцировались от всего происходящего. Они не выходят на связь, не хотят ничего комментировать. И это неправильно!

Юлия Довлетова:

– Так быть не должно. Люди должны иметь право выразить свою позицию мирным путем. О каких несанкционированных мероприятиях нам сегодня говорят? О каком законе? О том, по которому о своих намерениях нужно заявить заранее и получить одобрение исполкома? Серьезно? Много таких разрешений вы помните? Скажите, как мирный человек может выразить свое несогласие? Очень удобно говорить о пострадавших сотрудниках, побитых служебных машинах, поврежденных зданиях, умалчивая о другой стороне конфликта. Разве люди вышли на улицы с намерением разрушить свой дом? Нет! Разве тысячи людей разных возрастов – это уголовники, пьяницы и тунеядцы? Нет! Что я чувствую? Возмущение этой несправедливостью. У народа отняли право мирно выразить свое мнение.

Сегодня льется кровь. И это страшно. Страшно, что белорусы избивают белорусов. Сегодня я живу в небольшом городе, где внешне все спокойно, где нет столичных масштабов этого ужаса и беспредела. И конечно, мой страх отложенный, страх за будущее. Но тысячи наших людей сейчас живут в самой гуще событий. Я против насилия в любом проявлении. Сейчас у меня больше чувство обиды за то, что нас не хотят слышать, что силой пытаются закрыть рот, что наше мнение ничего не значит, наш выбор никому не нужен. «Каких перемен вы хотите? Чего вам не хватает?» – с возмущением спрашивает у меня знакомая, которой за 50. Я хочу, чтобы с моим мнением тоже считались, хочу получать достоверную информацию, хочу, чтобы наш народ не запугивали, и чтобы не выдавали выход людей на мирные акции за провокации извне.

Андрей Ерошевский:

– Я не предполагал, что результатами выборов меня можно вывести из душевного равновесия. Если говорить цензурными словами, то меня постигла высшая степень возмущения от того, каким наглым и беспардонным образом можно обманывать граждан в стране и в прямом смысле воровать их голоса! Это был натуральный грабеж средь бела дня, когда беларусам крутили руки, затыкали рты, били дубинками и сажали в тюрьму еще до дня голосования.
Власти утратили способность разговаривать со своими гражданами, вести диалог, слушать, слышать, договариваться, помогать, информировать, взаимодействовать… И вот теперь стало видно, к чему это привело и насколько ЭТО страшно!

Если вы дочитали эту статью, нажмите сердечко.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате.