О бургерной, IT-проектах и комфортном Светлогорске поговорили с супругами-бизнесменами

Евгений и Ольга Кохно – активные светлогорские бизнесмены. У супругов был магазин игрушек, обувная точка, торговый киоск. А начиналось всё с жвачек. Мы поговорили с супружеской парой и узнали: почему, имея IT-бизнес в Минске, они не хотят перебираться в столицу из провинциального Светлогорска. И ещё кое-что…

— Я работаю с 16 лет. С самого детства хотелось быть взрослым, что ли… Сначала с другом ездили на «Комаровку» в Минск, привозили жвачки и сигареты для продажи в Светлогорске. Ещё возили товары под заказ поездом: в субботу садились в вагон и, вместо того чтобы гулять, проводили время на закупках в столице. Потом кассетами на рынке торговал, одновременно началась моя служба в МЧС, но через пять лет ушел, так как совмещать предпринимательскую деятельность и службу запретили. Мне поставили условие: либо ИП, либо МЧС. Я выбрал работу на себя: стал продавать аксессуары к сотовым телефонам. Затем мы бизнес расширили – открыли компанию по продаже окон, дверей и роллетов. Я ушел в другой бизнес, но компания существует по сей день.

Затем были магазины игрушек и обувной.

— Но всякому бизнесу – своё время. Я могу назвать три дня в году, когда на игрушках, например, можно зарабатывать – это Новый год, 23 февраля и 8 марта. Летом работа велась в минус.

В то же время у Ольги, супруги Евгения, работал коммерческий киоск, девушка тоже занимается бизнесом с раннего возраста. Делаю предположение, что на почве трудоголизма супруги и нашли друг друга.

— Может быть, — смеётся Женя. – Сейчас мы разделились: я работаю в Минске, а бургерной занимается супруга.

Речь о Beer&Burger, которая работает в Светлогорске больше двух лет. Прежде чем открыть точку с фаст-фудом, супруги тестировали приготовленные дома бургеры на близком окружении.

— Муж готовил сам, проверяли на себе и на друзьях качество котлет и булочек, — говорит Ольга.

— Потом мы приглашали из Минска повара-тунисца, который много лет в подобном бизнесе, и он организовал работу поваров, разработал рецептуру. Пять месяцев он отработал, выполнил свои задачи и уехал.

Мне всегда казалось, что бизнес, связанный с общепитом, несет большие риски и заниматься им выгодно в крупных городах, где потенциальных клиентов больше.

— Ну, если замечали, то летом у нас терраса бывает заполнена полностью, даже не хватает иногда мест. А зимой выручка и количество посетителей серьезно падает. Тяжелое время было во время эпидемии (коронавируса), с марта по июнь, когда люди практически никуда не ходили. Нам рекомендовано было работать до 23:00.

С этого года на террасе возле бургерной организуют музыкальные вечера, куда приглашают разные группы. Евгений говорит, что подобные концерты призваны привлечь посетителей.

— В этом году решение городских властей такое: день города проводить в течение месяца. Особо массовые мероприятия не организовывают, наверное, готовятся к следующему, юбилейному торжеству, а может ещё какие-то причины есть. Хотя у нас и в этом году было желание сделать большую сцену, пригласить артистов. Может, к другому празднику что-то организуем, нам в этом плане хочется развиваться.

Все выступления у заведения стараются свернуть до 23:00, так как жалобы на громкую музыку от жителей соседних домов уже были.

— Хотя до одиннадцати вечера мы можем проводить мероприятия, и если кому-то не нравится, есть определенная процедура: нужно провести замер шума и тогда предъявлять претензии. Кто-то этого не понимая, жалуется в милицию, исполком, пишет нам в книгу жалоб. Хотелось бы в этой ситуации найти баланс.

Сегодня у супругов Кохно «разделение власти»: Женя занимается стратегическими вопросами развития заведения и организации мероприятий, а на Ольге вся бухгалтерия и работа с персоналом.

— Конечно, бывает тяжело. Я сама работала с семи утра до семи вечера. За одну смену была кассиром, барменом и официантом. Ещё и 15 рублей чаевых дали, брать не хотела, но давали.

Три года Евгений живет на два города – Минск-Светлогорск. В столице у него есть команда, которая занимается проектами в IT-сфере.

— У нас есть проект Мобильные дисконтные системы, сейчас он проходит ребрендинг и будет расширен. Суть его в том, чтобы не носить с собой все пластиковые карты. Сегодня у каждого из нас сколько карточек? Штук по 150? А когда приходишь в магазин нужной не находишь. Вот, представьте, все они находятся в телефоне, в одном мобильном приложении.

— У нас уникальная команда, и технологии, с которыми мы работаем, позволяют согласно вашей локации запустить видеоролик о том, где вы находитесь, построить аудиогид или видеогид.  Например, подходите к памятнику, а у вас открывается ссылка или запускается ролик, рассказывающий о нем. То есть вам приходит push-уведомление «хотите узнать больше?», и вы на него нажимаете. Подходите к витрине магазина, приложение предложит информацию о нужном товаре, в ресторане — меню, в торговом центре – расскажет про скидки, на фудкорте — про актуальную программу и т.д. У нас много и других проектов. Читал, что в Светлогорске уже можно оплатить проезд с помощью QR-кода. Наша команда тоже в свое время предлагала такой кейс.

Евгений считает, что в цифровизации за время карантина мы прошли путь больше, чем за последние пять лет. Многие нашли плюсы в удалённой работе.

— Сейчас многие из IT-сферы хотят уехать подальше от большого города, они покупают дом на хуторе, где мало жителей, работают за 100 км от Минска и получают удовольствие от жизни.

Семья Евгения тоже перебираться в Минск не планирует: ни дети, ни супруга в столицу не хотят. Пока она их привлекает только как место, где можно активно отдохнуть.

— Я еду туда на пару дней и очень устаю: большой город, все вечно куда-то бегут, — делится Ольга. – В Светлогорске мы живем в тихом районе, дом прямо возле леса, вышел – тишина и спокойствие.

— Мне тоже здесь комфортнее, — подтверждает Евгений. – Мы, живя в Светлогорске, больше мероприятий посещаем в Минске, организовывая себе тур выходного дня: хоккей, аквапарк, театры. Сейчас, когда живу в Минске, мало где бываю: работаешь по восемь, десять, а то и двенадцать часов, а ещё больше часа тратишь на дорогу до работы и потом обратно. И мне не кажется, что в Минске возможностей больше. Отдать ребенка на хоккей? Так я с таким же успехом в Жлобин на ледовую арену могу его свозить и при этом без «пробок».

Если вы дочитали эту статью, нажмите сердечко.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате.