Водитель «скорой»: «Страшно, когда умирают люди. Но еще страшнее, что к этому привыкаешь» …

Шесть месяцев назад из-за эпидемии коронавируса Дмитрий Корляк временно потерял работу дальнобойщика. Пришлось остаться дома в Светлогорске. Когда поступило предложение устроиться водителем скорой помощи, пошел не раздумывая. Нужны были деньги. Дмитрий даже не представлял, что это за работа и с чем ему придется столкнуться…

— Сейчас, отработав полгода, — искренне говорит Дима, — я могу уверенно сказать, что медики скорой помощи — самые профессиональные специалисты! Они всегда на передовой, и могут спасти жизнь практически любому… Да любой, кто там работает, – специалист высочайшего класса, случайных людей там точно нет. Фельдшеры и врачи, диспетчеры и, конечно, водители – все они на своем месте!

В чем заключается работа водителя «скорой»

— Моей задачей было вовремя привезти на место бригаду, будь то в городе, по адресу, или на трассу, если вдруг ДТП. Как можно быстрее и как можно безопаснее. Если это срочный вызов, то включаются спецсигналы. Но даже с ними нужно ехать очень внимательно. В городе есть трафик, есть пешеходы, а когда проезжаешь на красный сигнал светофора, это не значит, что все тебя пропускают, так что по сторонам надо смотреть постоянно.

Еще одна моя обязанность – помогать в транспортировке больного. Положить на носилки, помочь снести носилки, выкатить, закатить в автомобиль.

Первая поездка с «мигалками» очень запомнилась. Вот представьте: едешь по городу, над тобой ревет сирена, эти огоньки мигают и внутри прямо все замирает!

Кстати, на этой работе очень проверяются навыки экстремального вождения: я и по тротуарам ездил, и по встречной полосе, и через две сплошных. Да, нарушаешь, но нарушаешь вынужденно. Когда пять вечера и час пик, а ты едешь к экстренному больному, приходится выкручиваться. По городу пробки, а у тебя вызов на судороги у ребенка, потеря сознания или дорожная авария. Людей же надо спасать…

Коронавирус

— Я к коронавирусу достаточно легкомысленно относился. Главное неудобство для меня было в том, что приходилось ездить в костюмах противочумных, в масках, иногда в щитках, в перчатках. Жарко, неудобно, потеешь, щиток этот постоянно протираешь. Я сам не заболел, а если переболел, то, видимо, бессимптомно. Работая на «скорой», меньше всего думал о коронавирусе и заразиться не боялся…

Вера в Бога куда-то исчезает…

— Работая на «скорой», очень легко стать атеистом. Когда ты видишь смерть каждый день… Ну как можно верить, если вот человек есть – а вот его уже нет. Как будто лампочка выключилась…

Человек у меня в машине умер, можно сказать прямо на руках. Было очень страшно… А еще страшнее, что я постепенно привык к этому. Раньше на покойников даже смотреть не мог, на похороны старался не попадать. А теперь понимаю, почему говорят, что бояться нужно живых, а не мертвых. Это правда…

Мне очень жалко всех пациентов. Особенно детей. Я сам папа, и поэтому у меня сердце за них болит. Когда ребенок плачет в машине, когда тебе его нужно быстрее отвезти в больницу, кажется пешком бы его понес, лишь бы успеть…

Мне коллеги говорили, не пропускай чужую боль через себя, потому что долго не продержишься, сгоришь. И они правы, эмоционально это все тяжело очень…

Дурацкие вызовы каждый день бывают

— Люди все разные. Вызывают, если спина заболела, или понос начался, или температура 38 градусов. Бывают, звонят сердобольные прохожие. Вот случай такой: едем мы на Торговый центр. Два врача, два фельдшера, со спецсигналами, потому что позвонили и сообщили, что дядечка с палочкой возле магазина упал и потерял сознание. Примчались, подбегаем, а «тело» глубоко нетрезвое вдруг поднимается и начинает нас материть и бить.

Мне кажется, что надо вызов «скорой» сделать, как за границей, 300 евро. Сколько раз ты подумаешь, прежде чем вызывать «скорую»? Наверное, по пустякам дергать не будешь.

Смены: спокойные или «как белка в колесе»

— На «скорой» никогда не угадаешь, будет у тебя смена спокойной или придется крутиться, как белка в колесе. Не знаю, от чего это зависит, может от фазы луны, или еще от чего. Но бывает смены, на которых даже на станцию не заезжаешь. Так всю ночь и ездишь, с одного вызова на другой. А бывает – два-три выезда за ночь.

«Абы» кто на «скорой» работать не будет. Сюда приходят по призванию и остаются тоже по призванию, потому что хотят здесь работать. Взять даже эпидемию коронавируса, ведь на передовой была «скорая», как ни крути…

На моих глазах был вызов, на который поехали сразу две бригады. Тяжелый был случай, у мужчины был отек легких, еще бы пару минут, и он бы умер. Но мы его спасли, дотянули до больницы. Я помогал его сносить с пятого этажа, нужно было нести в сидячем положении, транспортировка лежа при отеке легких противопоказана. Врач грамотный, уколол что надо и сколько надо, помощь оказал правильную. Мы мчались в больницу на полной скорости! И спасли его. Вот это счастье в работе…

Но «жести» не видел. Например, сгоревших до угольков людей, страшно покалеченных в ДТП, родов в машине…

Плюсы опыта на «скорой»

— Ну, самый главный плюс, что я знаю, какие таблетки надо пить при давлении (смеётся)! А если серьезно, то работа эта интересная, и я нисколько не жалею, что мне удалось здесь потрудиться. Это большой жизненный опыт. И хотя сейчас я уже уволился и вернулся на свою прежнюю работу, я не исключаю, что когда буду постарше, вернусь сюда.

Еще я понял, что нужно ценить свое здоровье. Тратить свою жизнь на алкоголь, или наркотики, не дай бог, — просто глупо. Жизнь одна, и она может оборваться в любой момент… А рая никакого нет… И ада нет… Ничего нет… Просто сели батарейки и человека не стало…

Если вы дочитали эту статью, нажмите сердечко.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате.