Страсть к коллекционированию у человечества заложена, наверное, на генетическом уровне. Иначе, как объяснить тот факт, что в детстве практически все хотя бы что-то собирали: монетки, красивые фантики, машинки или наклейки. У многих эта страсть проходит, но есть люди, которые продолжают это занятие и во взрослом возрасте. И с удовольствием хвалятся размером и необычными экспонатами своих коллекций.

Екатерина из Светлогорска положила начало своей коллекции четырнадцать(!) лет назад. Она собирает бирдекели – подставки под пивные кружки. Сейчас у Кати более двухсот экспонатов из более чем двадцати стран мира.

– Чтобы собирать бирдекели, совсем необязательно любить пиво, – улыбается Екатерина. – Все началось с того, что моя подруга поехала в тур по Европе. Из поездки она привезла всем друзьям небольшие сувенирчики, и мимоходом спросила у меня, не собираю ли я бирдекели, у нее один завалялся в сумочке. А у моего папы было несколько штук, и я ответила, что собираю. С этого момента понеслось!

Интересный факт: Немецкий юрист, финансовый эксперт и политик Фридрих Мерц неоднократно использовал пивной коврик в качестве мерила экономики Германии. Например, в 2003 году, анонсируя собственные реформы, он заявил: «Немецкая налоговая декларация должна умещаться на обычном бирдекеле – быть коротко сформулированной и понятной!».

– Друзья и знакомые меня рьяно поддерживают. И теперь у каждого из них цель – из поездки за границу или хотя бы в другой город, привезти мне свеженький бирдекель. Даже родители друзей подключились! Папа моей подруги, например, обладатель большой коллекции значков. У меня тоже было несколько, и мы произвели обмен – я ему свои значки, он мне бирдекели, которые привез из Германии в 1984 году! Представляете? Такие сейчас днем с огнем не сыщешь!

Пока бирдекели Кати хранятся просто в коробке. Конечно, она хочет как-то оформить их, чтобы показывать друзьям и гостям, ведь все коллекционеры очень гордятся своими коллекциями. Но пока не может придумать, как это сделать, чтобы ее экспонаты были «живыми». То есть, чтобы они не были намертво «прибиты» к месту, чтобы их можно было взять в руки, потрогать, возможно, обменять на другие. В общем, Екатерина пока в размышлениях.

– Однажды я зашла в пивной магазин и увидела целую стену, увешанную бирдекелями. Стала их рассматривать, а продавец говорит: «Можете выбрать любые, что вам нравятся, и забрать себе». Я была счастлива! Посмотрела, каких у меня нет, и давай отклеивать. Он же разрешил. А у меня – коллекция!

Интересный факт: В 1920-х годах бирдекель превратился в рекламный носитель. Первопроходцем в использовании простого предмета быта в корыстных целях стал лондонский пивоваренный завод Watneys, выпустивший подставки с рекламой своего пива Pale Ale и Reids Stout.

– Некоторые люди относятся к тому, что я забираю себе бирдекели в ресторанах или кафе, как будто я их ворую! Серьезно! Но вот официанты всегда мне идут навстречу, когда я у них спрашиваю, нет ли у них еще бирдекелей. Они понимают, что у меня коллекция, и частенько приносят целую кипу всяких-разных. Если у меня такого нет, то я забираю себе!

– Часто сталкиваюсь с тем, что люди просто не знают, что такое бирдекели. А парень моей подруги, моряк дальнего плавания, будучи в Аргентине, никак не мог объяснить, что это за чудо такое. Его просто не понимали, видимо, там они по-другому называются. Как-то, на пальцах, жестами и мимикой, но он смог им объяснить. И теперь у меня есть бирдекель из Аргентины!

– Мне моя коллекция очень дорога. Почему? Ну, во-первых, я занимаюсь ее пополнением так давно. Если бы она ограничивалась экспонатами в пределах Беларуси, это было бы не так интересно. А так – это же география, это путешествия по всему миру. И останавливаться я не собираюсь! Вот мои друзья, когда привозят мне новенький экспонат из какой-то страны, даже гордятся тем, что он попадает мне в коллекцию – это ведь память о том, что они где-то побывали.

Если бы коллекция вдруг потерялась, я бы, конечно, очень расстроилась. Не умерла от горя, но было бы очень жаль, ведь я потратила столько лет, ее пополняя… А если ее застраховать, то точно сумма была бы, как минимум, в несколько тысяч долларов. И да, мою коллекцию можно продать. Действительно редкий экземпляр может стоить несколько сотен долларов. А у меня есть экспонаты из Канады с Черчиллем, из Брюсселя, из Мексики, Аргентины и Канар.

Вот у меня в коллекции более двухсот бирдекелей. Кому-то это покажется много, я считаю, что это мало. Но опять же, дело ведь не в количестве, а в качестве. Чтобы экспонаты были разные, интересные, необычные и редкие. Важно разнообразие стран, разнообразие культур…

Интересный факт: 300 тысяч бирдекелей, 3 месяца и 5 дней понадобилось немецкому энтузиасту Свену Гебелю для того, чтобы построить из пивных подставок 5-комнатную квартиру с мебелью и камином. Работал Свен по 6-8 часов в сутки. При строительстве не использовал соединительные материалы (клей или скотч). После фиксации достижения Книгой рекордов Гиннеса, Гебель разрушил «жилплощадь» одним движением руки.

– Вот у меня есть сделанные из стекла, есть деревянный – из Египта. Они бывают разные по форме. В каждой стране, у каждой марки пива – свои креативные подходы, с учетом национальных особенностей. И это очень интересно!

Наверное, я никогда не смогу считать свою коллекцию завершенной. Ведь все время появляются новые марки пива, внедряются новые технологии. И очень интересно наблюдать за трансформацией, когда у тебя есть экземпляры одной и той же марки, но разных лет изготовления.

Интересный факт: В период Холодной войны разведчики очень часто использовали бирдекеди для передачи секретных данных связным: писали на них шифровки и подкладывали под ножку стола.

– Что такое быть коллекционером? Ну, это как минимум интересно! Есть какая-то цель, это новые знакомства, это общие интересы с твоими друзьями, которые тоже уже вовлеклись в это занятие. В общем, это круто, мне нравится!

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате