В конце февраля в музей мемориального комплекса, посвящённого началу наступательной операции «Багратион», привезли новый экспонат. Это – авиационный двигатель М-82. Точнее – всё, что от него осталось. Такие моторы устанавливались на советских самолётах во время войны.

Судьба боевого самолёта тесно связана с судьбой лётчика. Конечно, повреждение самолёта в бою не всегда означает смерть пилота. Человек может выпрыгнуть с парашютом или приземлить повреждённую машину. Но часто случалось, что и человек, и самолёт не возвращались из боя.

Так произошло и в нашем случае. Осенью 2019 года в Светлогорском районе в лесу возле деревни Язвин начались раскопки. По данным сотрудников Государственного музея военной истории и гомельских поисковиков, здесь находился советский истребитель времён войны. По словам участников раскопок, среди обломков конструкций были найдены костные останки человека, а на глубине около 4-х метров – двигатель. Для извлечения тяжёлой детали понадобилась техника. Обратились за помощью к руководству Светлогорского предприятия мелиоративных систем.  Затем на базу этого же предприятия отвезли сам двигатель.

«Не вернулся с боевого задания…», «пропал без вести…» – для лётчика эти лаконичные формулировки чаще всего означали гибель. Или плен. Человек, сидевший за штурвалом этого самолёта, погиб. В месте раскопок поисковикам не удалось найти каких-либо документов, удостоверяющих личность героя. Но мы всё же попытались разыскать его.

Не зря мы говорили о неразрывности судеб пилота и самолёта. Поэтому поиски человека начали с машины. На двигателе сохранился номер. Благодаря ему мы узнали и номер самолёта.

Удалось выяснить, что истребитель Ла-5 был выпущен Горьковским авиазаводом №21 в ноябре 1943 и поступил в 813 истребительный авиаполк 215-й авиадивизии. До июня 44-го года полк занимался учебно-боевой подготовкой и в боях не участвовал. 23 июня 813-й истребительный полк, имея 41 самолёт, начал боевую работу с аэродрома Боровики, принимая участие в наступательной операции 1-го Белорусского фронта.

В контрольном списке на убывшие самолёты и моторы 16-й воздушной армии за июнь 1944 года значится: «Самолёт Ла-5 с таким номером не вернулся с боевого задания, списан 30 июня».

Теперь осталось узнать, кто управлял самолётом. Но здесь следует учесть одно обстоятельство. Как правило, самолёт не был закреплён за каким-то конкретным лётчиком. Самолётов в частях не хватало и бывало так: по приказу командира вернувшийся из боя пилот отдыхал, а его место за штурвалом боевой машины занимал другой. Документально такие эпизоды фиксировались не всегда.

В сводке о потере матчасти 813-го полка за период с 24 июня по 7 июля 44-го года показано 9 самолётов Ла-5. Судьба семи машин пилотов известна, и лишь два истребителя не вернулись с боевого задания.


1

Лейтенант Платонов Евгений Яковлевич. Ведомый командира звена 1-й авиаэскадрильи. 26 июня после выполнения боевого задания при следовании на аэродром Боровики во время пробития облачности оторвался от ведущего.

Вот что пишет в донесении командир звена, старший лейтенант Чубаров:

«Звено Ла-5 под моим командованием прикрывало наземные войска на поле боя в р-не Чёрные Броды – Ратмировичи. После разрешения с командного пункта идти на аэродром взял курс на Шатилки. Этим же курсом пошли на аэродром Боровики. Лейтенант Платонов проскочил аэродром, оторвавшись от группы. Последствия неизвестны».


2

Мл. лейтенант Матюшин Георгий Дмитриевич. Пропал без вести 28 июня 44 года.

В своём донесении командир 1-й эскадрильи эскадрильи старший лейтенант Смирнов пишет:

«Шесть Ла-5 под моим командованием прикрывали наземные войска на поле боя в районе Березинский Форштадт. Провели воздушный бой с восемью ФВ-190. Ст. лейтенант Сенцов атаковал одного «Фоккера», его прикрывал мл. лейтенант Матюшин. При выходе из атаки он сам был атакован истребителем противника и резким переворотом ушёл вниз. Предполагаю – сбит. На аэродром не вернулся».


Вот, собственно, всё. Кто из погибших лётчиков 1-й эскадрильи 813-го истребительного авиаполка сидел за штурвалом этого самолёта, мы пока не знаем. Но благодаря этой находке стали известны ещё два воина, погибшие при освобождении нашего района. Назовём их ещё раз: Платонов Евгений Яковлевич и Матюшин Георгий Дмитриевич, обоим было по 22 года. Вечная им память…

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате