Александре Константиновне 86 лет. Ровно 50 лет назад она приехала в Светлогорск. У старушки удивительно ясный ум и прекрасная память. Она охотно рассказала о первом доме, построенном в Молодежном микрорайоне, о культурной жизни Светлогорска семидесятых, о демонстрациях и Первомае, о танцах в «Зеленой роще» и о том, как на заседаниях месткома разбирали «аморалку».

Дом посреди леса

– Мы приехали в Светлогорск в 1971 году из деревни Ольпень Брестской области. Наводнения там были ужасные! Как весна – так в домах вода, по огородам на лодках ездили, а скотину домашнюю приходилось месяц держать на улице, там, где повыше. Было очень тяжело, и в какой-то момент решили переехать. Родом я из деревни Селищи Боровиковского сельсовета, так что вроде как вернулись на родину…

Дома тогда строились быстро. Но получить квартиру, как принято в советское время – «от работы», шансов не было – приезжие. Решили вступить в кооператив. Была возможность поселиться в районе «двухэтажки» на втором микрорайоне, но не успели, не попали в списки.

В 1973 году нам наконец-то вручили ордер и ключи от трехкомнатной квартиры в 25-м доме в новом микрорайоне. С нашей пятиэтажки началось строительство Молодежного. Представляете, там, где сейчас детская поликлиника и гимназия, мы собирали грибы. Лес, лес, лес, а посреди –единственный дом! В общем, мы были первопроходцами, «первыми заселенцами»!

Мой муж по образованию учитель математики. На нашем прежнем месте жительства был директором сельской школы. Когда приехали в Светлогорск, места для него не нашлось – школ мало. Он год проработал методистом в вечерней школе рабочей молодежи, а потом построили среднюю школу №2. В начале 1972 года его назначили завучем. Так и проработал там до самой пенсии.

Светлогорск строился на наших глазах…

Светлогорск молодой и культурный

— Когда мы приехали, в городе было пусто. Очень много места и много леса… В центре – ни площади Центральной, ни домов во втором микрорайоне. Стояли только кинотеатр «Юность» и Дворец химиков (сейчас Светлогорский центр культуры – прим. авт.). Это было наше главное развлечение в те годы. Был еще кинотеатр «Спутник». Каждые выходные ходили в кино.

А еще очень нам нравилось во Дворце химиков. Культурная работа велась хорошо: и художественная самодеятельность, и концертов очень много, артисты приезжали со всего Союза.

Кто приезжал? Валерий Ободзинский, например. Он тогда был очень популярен (пик популярности Ободзинского пришелся на 70-е годы прошлого века, а самые знаменитые его песни — «Эти глаза напротив» и «Вечная весна» — прим. авт.). Давали концерт Штепсель и Тарапунька (популярный в СССР комический дуэт народных артистов Украинской ССР – прим. авт.), билетов было не достать! Даже Иосиф Кобзон приезжал, как он пел! С гастролями приезжали актеры из кинофильма «Неуловимые мстители». Из киноактеров был даже Евгений Моргунов. А, да, и еще – Михаил Боярский, представляете?

В праздники — Первомай, День революции, День победы — весь город во Дворце собирался. Буфет работал. Дети, взрослые – все такие нарядные!

Ну, конечно, были в городе и танцы. Тогда вообще все очень любили танцевать – и молодежь, и люди постарше приходили. Иногда просто даже посидеть, посмотреть, как другие веселятся. Танцплощадка называлась «Зеленая роща», находилась в парке культуры. Музыканты там играли, ансамбли всякие. Народу – тьма!

Жизнь была веселая. Праздники были такие… коллективные. Все радовались, как один человек! Вот, допустим, 1 Мая. С утра — демонстрация, прошли все с флагами, цветами, транспарантами. Все предприятия, школы, организации. Знакомых увидишь – с тем поздороваешься, с этим. «Ура!» так кричали, что голоса срывали (смеется).

Видеокадры «Телефильма». Светлогорск, 1979 год

А после демонстрации – в парк. Кто с детьми – на «чертово колесо» или другие карусели. Взрослые компании – на «простилки» или на пеньки, если успевали место занять. Тащили с собой все, ничего не покупали. Даже и мысли не было в магазине что-то брать. Женщины заранее готовили котлетки, голубцы, салаты, картошку в кастрюльках приносили. Водка, вино – это обязательно. И вот посмотришь – а в лесу уже и яблоку упасть негде. Кто под гитару поет, кто танцует под баян, люди ходят от «простилки» к «простилке», со знакомыми беседуют. Молодежь знакомится друг с другом. А вечером – на танцы в «Зеленую рощу»!

Как на месткоме «аморалку» разбирали

— Люди были тогда какие-то другие совсем. Как одна большая семья. Соседи – как родня. Во двор столы выносили, праздники гуляли вместе. А чтобы двери в квартиру закрывать среди бела дня – о таком и речи не было. Все нараспашку! Мы знали, когда у соседей день рождения, и отмечали всегда. Подъезды сами мыли всегда по очереди. Каждая соседка вымывала так, что лестница аж сияла! А как же, чтобы не стыдно было перед людьми!

Но и святыми, конечно, не были, не подумайте. Всякие и тогда люди были. И поступки совершали разные. В трудовых коллективах тогда было принято так: если какой-то конфликт или проступок, вызывать «на местком» (местный комитет профсоюзной организации. На месткомы, как правило, возлагались функции распределения путевок в санатории или пионерские лагеря, спортивная и общественная работа, а также проведение «товарищеских судов», на которых разбирались пьянство сотрудников, их «аморальные» поступки или прогулы – прим. авт.).

Я была членом месткома. Случилось у нас на работе «ЧП»: директор и заместитель «не поделили» сотрудницу. Оба в нее влюбились, хотя и один, и другой были женаты. Директор решил соперника «выжить», и собрал заседание по поводу «аморалки». Ну, директор был коммунистом, а заместитель – нет. Пришла дама из горкома партии, специально пригласили. Давай «шить аморалку» заместителю. Мол, не достоин, уволить, наказать. А мы же все в курсе, что у директора «рыльце в пушку». Тогда я встала и говорю: «А почему здесь нет пострадавшей стороны? Жена чья-нибудь пришла? Или муж? На что жалуемся? Заместитель работает хорошо. А то, что он влюбился, так это его право, если на работу не влияет!».

И вы знаете, ко мне прислушались, «товарищеский суд» свернули, а заместителя не уволили. Потом сотрудница, из-за которой мужики поссорились, директора «отшила», заместителя выбрала. Так что и нам, советским, любовь была не чужда. Хотя по правде сказать, такой случай был большой редкостью…

Патриотизм, идеология и субботники

— Субботники у нас были, и все ходили на них полным составом. Никто не отлынивал. Кстати, там, где танцплощадка была, порядок наводили постоянно. А еще был какой-то год, что в колхозах закончились корма. Скот было нечем кормить по весне. Мы поехали всем коллективом в лес – собирать ветки с зелеными листочками на прокорм коровам. Рубили эти ветки с утра до вечера, грузили целыми днями. Никто не жаловался.

Каждую осень в сентябре у нас были общественные работы – трудовые коллективы разных организаций ездили «на картошку». Автобусы подгонят, мы уже в «хустачках», в сапогах резиновых, с ведрами, загрузимся и поехали. Песни поем во все горло! Тогда же и школьников отправляли, и студентов. Всем это было только за радость! И дети к труду приучались. Такое было воспитание.

Можно ругать Советский Союз, что там все плохо было. Но мы чувствовали себя нужными. Атмосфера в советское время была другая. Нам внушали, что рабочий человек – главный человек, и мы верили. Вот сейчас говорят, что грамоты, которые давали тогда – просто бумажки, «лучше б деньгами». А мы гордились каждой такой «бумажкой»!

Образование было мало что бесплатное, так ведь и учителя были какие! Образованные, вежливые, интеллигентные. Родители их уважали, никто слова против не говорил. Дети их любили. Чтобы нахамить учителю – мы и не слышали про такое! И это отношение из семей шло, внушалось.

Медицина, хоть и слабенькая, но была гораздо честнее, чем теперь. И отношение к пациентам было сочувственное. На самом деле! Врач мог и поговорить, и пожалеть, выслушать. Стариков не обижали, лечили так же, как и молодых.

А знаете, как мы на выборы ходили? Понятно, что это было – кого назначили, того и выбрали. Но это же праздник всенародный! Мы вот в деревне жили. Так крестьяне лучшую одежду, хустки праздничные, детей в новое все, как в церковь собирали. А лошадям ленты в гривы вплетали! Колокольцы на дуге звенят, ленты на ветру развеваются, а в телеге семья сидит, под гармошку песни поет – праздник!

Люди как-то честнее были, порядочнее, совесть была. Скромность – в большом почете. Послевоенный человек очень ценил мирную жизнь. Берегли ее, каждой минуте мирной радовались. Место в транспорте всегда уступали. Сумку несет женщина тяжелую, всегда кто-нибудь предложит поднести. Двери открывали, руку подавали. Бывает, выходят женщины из автобуса, и каждой помогают мужчины, неважно – муж твой или посторонний.

Не вернуть то время, а жалко. Жить было проще, жить было веселее…

 

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате