На рубеже тысячелетия в Беларуси профессия журналиста была очень востребована. Едва ли не в каждом более-менее крупном городе появилась своя телестудия, массовыми тиражами выходило множество республиканских, областных, районных газет и журналов.

Редкий школьник тех лет не мечтал «попасть в телевизор» или увидеть своё имя среди авторов газетных публикаций, ведь соцсетей, ютуба и тик-токов ещё и в помине не было. Потому идея редакции светлогорской газеты «Ранак-плюс» организовать курсы юных журналистов и сформировать по их итогам редакцию молодёжной газеты «Тинейджер», прошла на «ура». Сегодня, по прошествии 20 лет, мы вместе с самыми активными корреспондентами «Тина» вспоминаем, как это было…

Воспоминания «тинейджеров»

— В далеком 2001 году я услышал от своего друга Дмитрия, что на базе газеты «Ранак-плюс» идет набор на курсы журналистов для молодежи, — говорит звукорежиссёр «Радио Ранак 88,4FM» Роман Анденко. – Мне тогда исполнилось 15 лет, я учился в классе с филологическим уклоном, и поэтому появление в городе подобных занятий меня особо привлекло. Да и увидеть в перспективе своё имя на страницах главной газеты города и района было бы чертовски приятно! Узнав, что куратором является «человек из телевизора» (!!!) Андрей Григорьевич Липский, мы без сомнений отправились в назначенную дату на собрание будущих журналистов.

— Помню, как в 1999 году авиация НАТО бомбила Сербию, — вспоминает экскурсовод Юлия Крук. – Я смотрела новости и рыдала. В тот момент, перед телевизором, я твёрдо решила: вырасту, стану корреспондентом и поеду в горячие точки, чтобы показать всему миру, что нет ничего хуже на свете, чем война. Но между серьёзной журналистикой и светлогорской девочкой-подростком пропасть. Она казалась непреодолимой до тех пор, пока на страницах городской газеты «Ранак-плюс» не промелькнуло объявление: «приглашаем на курсы начинающих репортёров». Четырнадцати мне еще не было, а занятия в редакции совпадали по времени с уроками в школе. Про возраст пришлось умолчать, уроками пожертвовать. Так началась одна из ярчайших страниц моего детства – участие в создании рубрики «Тинейджер».

— Мне повезло с тем, что с детства я понимал, кем хочу стать, когда вырасту, — поделился медиаменеджер Антон Кашликов. – Сейчас, в свои 35, я это, кстати, понимаю все меньше, а вот в детстве и юности никаких сомнений не было. Я хотел быть журналистом и работать в газете – радио или телевидение меня как-то не привлекали. «Тинейджер» – образовательный проект, который «Ранак» придумал в 2001-м году – был еще одним мощным кирпичом в фундамент моего убеждения, что будущее ремесло я выбрал правильно.

А репортером стать слабо?

Объявление о курсах «Начинающий репортёр» было опубликовано в одном из мартовских номеров газеты «Ранак-плюс». Приятно отметить, что на него откликнулось так много желающих светлогорских подростков, что 15 марта мы с трудом поместились в читальном зале детской библиотеки Юбилейного микрорайона. Встреча прошла в позитивном ключе и была просто насыщена вопросами тинейджеров. Я рассказал о целях курсов, объяснил, о чём буду рассказывать, ответил на вопросы. Определились, что по итогам курсов попробуем выпускать «газету в газете» для юных читателей.

— Желающих, как и мы, попробовать свои силы, было много, — продолжает Роман Анденко. – Все по-своему интересные и полные всяческих идей молодые люди. Первая встреча прошла в дружеской атмосфере. Мы были рады тому, что просто туда попали. В то время у нас не было возможности посещать вебинары. Компьютеры были у единиц. Про информацию в интернете вообще речи не было. А желание узнать что-то новое и чему-то научиться было велико. Ознакомившись с программой курсов, получив домашнее задание и узнав, что наши статьи в ближайшем времени могут напечатать в рубрике «Тинейджер», окрыленные мы отправились по домам, по дороге обсуждая услышанное и увиденное.

— Первые вопросы, которые я задавала себе, решив записаться на курсы «Юный репортёр» 20 лет назад: научусь ли я писать тексты или для этого нужен особый талант? Чем новость отличается от репортажа? – рассказывает библиотекарь Юлия Леоненко. – Будучи ученицей 9 класса, я отчётливо понимала, что для юного корреспондента у меня недостаточно жизненного опыта. Тем не менее, навык хорошо и грамотно писать не приходит сам по себе. Это мастерство, которому нужно учиться.

Как проходили занятия

Занимались раз в неделю, чередуя теоретические накачки с практическими занятиями. К сожалению, на каждое следующее занятие приходило всё меньшее число курсантов. Возможно, кому-то помешали обстоятельства, кто-то решил сосредоточиться на подготовке к школьным экзаменам и тестам, кому-то просто стало неинтересно.

— В целом занятия в нашем клубе юных журналистов носили развлекательно-досуговый характер, — отмечает Юлия Леоненко. – Время, проведенное в обществе преподавателя А.Г.Липского и ребят-единомышленников было для меня замечательным… Нас учили творчески и свободно мыслить, развивать фантазию, быть гибкими в принятии профессиональных решений. Эти занятия помогли мне осознать, что такое ответственность перед обществом, перед собой.

К окончанию двухмесячных курсов в строю остались 17 самых стойких школьников, которые стали основой редакции будущего «Тинейджера». Их первые публикации появились в «Ранак-плюс» №21, 2001 года.

Редакция «Тинейджер». Верхний ряд, слева направо: Максим Метто, Юлия Леоненко, Александр Алексейков, Юлия Крук, Елена Соловец, Юлия Буравская, Анна Иванова, Елена Верес, Елена Лёгкая, Анна Ливийская, Анна Юренева, Елена Никуляк. Нижний ряд: Александр Павленок, Евгений Кохно, Дмитрий Салапонов, Антон Кашликов, Роман Анденко.

«Тинейджер» — газета в газете

После школьных каникул для молодёжной редакции началась полноценная жизнь. Первая «газета для тех, кто молод» вышла в «Ранак-плюс» №37, 2001. Газета под рабочим названием «Тинейджер» занимала всю 4-ю полосу и содержала небольшие опусы на интересующие подростков темы.

Главный принцип при выборе тем, которого придерживались юные репортёры, гласил: «Если это интересно тебе, напиши так, чтобы это заинтересовало других». Готовые заметки внимательно зачитывали, обсуждали, тут же что-то поправляли по мелочи или отправляли на переделку. За каждый номер отвечал редакционный совет, куда входили два-три наиболее «продвинутых» юных репортёров. Состав редсовета постоянно ротировался. Были в «Тине» и настоящие эксклюзивы, как, например, интервью знаменитого «ляписа» Сергея Михалка Антону Кашликову. Само собой, за публикации авторы получали пусть небольшие, но самые настоящие гонорары.

— О чем писать? Где брать темы? У кого об этом спросить? С детства я увлекался музыкой. Всегда любил почитать музыкальные статьи в газетах и журналах. Тем более, одной из моих любимых рубрик в «Ранак-плюс» была «Plug & Play», которая, однако, просуществовала недолго. Я подумал, что было бы неплохо продолжить освещать новинки современной музыки в молодежном разделе. Конечно, всё было не так просто и легко. Наши тексты корректировали, что-то мы переписывали по несколько раз. Тогда это меня расстраивало. Сейчас же, кроме слов благодарности, ничего на ум не приходит. О времени, проведенном в «Тинейджере», у меня остались только хорошие воспоминания. Возможно, эти курсы и определили в какой-то степени то, чем я занимаюсь сейчас, — рассуждает Роман Анденко.

— Помню, как приносила первые тексты, краснела из-за ошибок, радовалась публикациям и гонорарам, — говорит Юлия Крук.

— В чем была главная фишка «Тинейджера»? В том, что теоретические знания можно было тут же применять на практике, — считает Антон Кашликов. – А авторские удачи и провалы можно было тут же разбирать на летучках с коллегами и редактором. Собственно, все было устроено, как в полноценной взрослой редакции. Накосячил – отгребай. Сделал хорошее дело – ну, молодец, что тут такого. Как понял я немного позже, другого варианта журналистского образования нет и быть не может. Практика, практика, практика. Пишешь, получаешь трындюлей от редактора, пишешь снова, и так по кругу.

Когда не было соцсетей

Название «Тинейждер» так и прижилось. Юная редколлегия бурлила идеями. Придумали, как наладить обратную связь с читателями. Уже в пятом выпуске «Тина» появился купон для объявлений, что позволило создать в «газете для тех, кто молод» некий прообраз нынешних соцсетей.

Светлогорские подростки буквально завалили редакцию приветами одноклассникам и знакомым и другими признаниями, а почти всю газетную площадь в День св. Валентина 2002 года пришлось отдать под читательские «валентинки». Посмотрите эти фото газетных вырезок: может, и вы писали в своё время в «Тин»?

«Интересное время» и «универсальный опыт»

— Это было интересное время, — говорит инженер минского ОАО «Планар» Дмитрий Салапонов. – По сути мы, тогдашние школьники, писали о том, что нас интересовало в тот момент. Было и про музыкальный «андеграунд», и про школьные спортивные соревнования, и про общественную жизнь. Иногда даже вживались в роль музыкальных критиков и давали рецензии каким-либо музыкальным альбомам. Как мне думается, это время было прожито не зря. Благодаря работе над этой страничкой мы развивали свое умение думать и анализировать, чистоту и качество своей речи, умение общаться как со сверстниками, так и со старшими людьми. Помогло ли участие в этом проекте в дальнейшей жизни? Я думаю, определенно да. Как минимум для дальнейшей учебы в ВУЗе умение развернуто и грамотно писать уж точно не помешало.

— Этот опыт оказался бесценен и универсален, — говорит Антон Кашликов. – Со времен «Тинейджера» и «Ранак-плюс» я поработал в разных редакциях, на разных позициях, в нескольких странах, но суть всегда оставалась прежней: здоровый цинизм, бесконечный оптимизм и сдержанная радость от каждой новой удачной публикации.

Кем стали бывшие тинейджеры?

В «Ранак-плюс» в 2001-02 годах вышло 70 номеров «Тинейджера». Юные репортёры набрались опыта и их материалы стали появляться в «Ранак-плюс» не только на полосе «Тина». Вскоре выпускники курсов «Начинающий репортёр» стали выпускниками своих школ и для них началась взрослая жизнь. Ребята разъехались по другим городам и странам, поступили в вузы. Кто-то, как Максим Метто и Антон Кашликов, сделали выбор в пользу профессиональной журналистики, другие выбрали иные пути.

— Фабрика звезд в сфере журналистики — «Тинейджер», стал не столько путевкой в жизнь, сколько «визой» в профессию, — написал мне Максим Метто. – Хотя, кажется, это одно и то же. Детское увлечение переросло во взрослый стимул — поступить на журфак, получить знания, сделать всё, чтобы стать профи. Нечаянно и отчаянно. Сказано — сделано. Андрей Липский был и остается проводником: и травил, и гнобил, и хвалил. Гуру, сенсей, Ванга. Наверное, все срослось — я работал на БТ, НТВ, СТВ.

— Благодаря коллективной работе над страничкой «Тинейджер» в газете «Ранак-плюс» мы развили у себя умения думать и анализировать, общаться с людьми разных возрастов, — рассуждает Юлия Леоненко. – На сегодняшний день я работаю в библиотеке и не имею никакого отношения к журналистике, но участие в этом проекте определённо помогло мне в учёбе и в жизни. Это замечательное время надолго сохранится у меня в памяти.

— На сегодняшний день с журналистикой я не связан, — пишет Дмитрий Салапонов. – Работаю инженером по сборке и наладке микроскопов на предприятии ОАО «Планар». А дома у родителей всё ещё бережно хранятся вырезки из тех газет…

— После школы я окончила исторический факультет Санкт-Петербургского Государственного университета, — рассказывает Юлия Крук. – Защитила диплом на тему военной операции НАТО в Югославии. Живу и работаю в Петербурге. Профессиональным журналистом не стала, но школа «Ранка» не прошла даром. Я научилась критически мыслить, логично рассуждать, простыми словами говорить о сложном. Это помогло мне стать хорошим, главное скромным экскурсоводом.

+12

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате