История Светланы и Дмитрия* показательна в плане качественного изменения жизни людей с ВИЧ-положительным статусом. Ещё 20 лет назад их не считали жильцами. Сегодня ВИЧ – хроническое инфекционное заболевание, при котором можно вести обычную жизнь.

Девочка из обычной семьи

Светлане 39 лет, родом она из Светлогорска. Росла в обычной семье рабочих. Девочка занималась плаванием, стала кандидатом в мастера спорта. Свете было 14 лет, когда она впервые попробовала наркотики.

Светлогорск в 1990-х был городом с самой нелестной репутацией, с большим количеством наркозависимых и ВИЧ-положительных людей. Дети из благополучных семей становились жертвами наркодилеров. Опиумные наркотики, как говорит Света, местного и кустарного производства были популярны у молодежи.

В одной только городской девятиэтажке могли жить несколько десятков потребителей наркотиков.

— Тогда пробовать наркотики было модно и круто, — говорит Светлана. — Я жила в таком дворовом окружении, где потребители наркотиков отличались авторитетом. Моя история началась, когда вечером возвращалась с тренировки домой, и меня на улице ударил незнакомец. Было больно. Я плакала. С разбитым лицом пришла домой, но ни родители, ни старший брат даже не спросили, что случилось. Родители, как и многие другие, были озабочены финансовым благополучием, а внимание к собственному ребенку было второстепенно. Тогда я вернулась на улицу одна. У подъезда были старшие ребята, которых я знала. Они поинтересовались, что случилось и разобрались, найдя обидчика. Так они стали защитниками, мы начали дружить. Я им доверилась. Они-то мне и предложили попробовать, пустив один шприц с наркотиком по кругу. Разумеется, долгое время это было бесплатно. Так я стала зависимой и наркотики приходилось добывать, воруя и обманывая, в том числе, близких людей… Мой стаж потребления перевалил за 10 лет. Из них были периоды, когда я несколько раз лечилась в психиатрических больницах, обращалась к врачам, но безрезультатно. Потом оказалась в тюрьме…

ВИЧ-положительный статус – это страшно

В конце 90-х Света и её «товарищи по игле» стали узнавать о случаях заражения вирусом иммунодефицита человека.

— От моего первого опыта с наркотиками до ВИЧ-положительного статуса прошло чуть более трех лет. К своему совершеннолетию я и узнала о том, что болею. В те годы распространенной была деятельность мобильных групп по противодействию незаконному обороту наркотиков. Группы эти состояли из сотрудников милиции и нас очень хорошо знали. Их задачей было задержать как можно большее количество потребителей наркотиков, нашей – не попасться. Нас ловили в квартирах или на улице. В ходе одного из рейдов меня задержали и доставили для сдачи крови. С положительным результатом вызвали в больницу… Узнать всё это было тяжело и страшно. Прежде всего, из-за неизвестности, что со мной будет. Одолевали мысли, что скоро я умру. Страшнее было даже от того, как я расскажу окружающим?! Тогда ВИЧ-положительных людей никто не поддерживал. Терапии не было. По сути, я осталась наедине со своим статусом. Это было похоже на социальный вакуум. Я решилась сказать маме. Её реакция была ожидаемой… Мое близкое окружение долгое время не знало, что у меня положительный статус. Я его скрывала, потому что боялась осуждения.

Реабилитационный центр и любовь

В Светлогорске в 1998 году открылся реабилитационный центр «Исцеление» Международного благотворительного общественного объединения «Социально-христианские службы «ТОС-Вайсрусланд». В нем Света нашла не только поддержку, она познакомилась со своим будущим мужем Дмитрием, который родом из Солигорска. Парень, как и Света, имел в биографии годы зависимости от наркотиков и ВИЧ-положительный статус.

— К тому моменту за моими плечами было много – от психиатрического лечения до бабок-шептух и попыток замены наркотической зависимости алкогольной, — присоединяется к беседе 42-летний Дмитрий. — Разумеется, эти и другие методы не помогали. Я был одним из первых потребителей наркотиков из Солигорска, кто прошел реабилитацию в светлогорском «Исцелении». Тогда за мной последовали многие знакомые и близкие люди из моего города.

Когда Дмитрий уехал в Солигорск, Света решила на волонтерских началах вести в этом городе реабилитационную работу с местными потребителями наркотиков.

Дмитрий и Светлана создали семью в 2007 году. ВИЧ-положительный статус и отсутствие в то время эффективной антиретровирусной терапии не сломали решимость пары родить ребенка.

— У терапии тогда были ужасные побочные действия, — вспоминает Дима. — Врачи не знали дозировок, схем лечения, многие люди с положительным статусом были первопроходцами. Некоторых сейчас нет в живых. Все это порождало страх не только в сообществе людей, живущих с ВИЧ, но и в их окружении. Этот страх формировал в нас вполне объяснимую приверженность ВИЧ-диссидентству: и я, и Света на фоне неясности, неэффективности терапии, отсутствия видимых ее результатов стали склоняться в сторону ВИЧ-отрицания и непринятия лечения.

Высокоактивная антиретровирусная терапия – это современный метод терапии ВИЧ-инфекции. Она подразумевает прием 3-4 препаратов, действие которых направлено на подавление вируса иммунодефицита. На сегодня ВИЧ-инфекция неизлечима полностью. Но своевременная и грамотно подобранная высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ), успешно сдерживает прогрессирование заболевания и его переход в стадию СПИД. Прием терапии позволяет ВИЧ-инфицированному пациенту жить полноценной жизнью и даже иметь здоровых детей. При своевременном выявлении ВИЧ, на время приема терапии вирус в крови не обнаруживается, человек безопасен для окружающих, инфекция не влияет на продолжительность жизни.

Беременность и… аборт

— В Светлогорске поначалу у меня был постоянный врач-инфекционист, — продолжает Света. — Потом врачи часто менялись, приходилось ездить к инфекционистам в Гомель, которые курировали не только меня, но и других ВИЧ-положительных светлогорцев. Это очень важно, когда тебя ведет один врач… В 2009 году я забеременела, не принимая терапию. На приеме у гинеколога мне дали понять, что беременность следует прервать. Я думала, что так суждено. Это уже потом я поняла, что для врачей мой положительный статус и отсутствие должной терапии были показаниями для прерывания беременности. Я чувствовала себя растерянной и униженной. Очередь на медицинские процедуры мне говорили занимать последней, после здоровых рожениц.

После аборта в 2009 году Света стала искать эффективную антиретровирусную терапию. Проблема заключалась в том, что у пары выработалась устойчивая невосприимчивость к терапии. Ее необходимо было менять. Света на то время жила уже в Солигорске и там же стала на диспансерный учет.

— Впервые, когда я принесла выписку из медицинских документов из Светлогорска, мне заявили: «Вам лучше к нам на учет не становиться, мы вам ничем не поможем», — вспоминает Света.

У девушки стало серьезно ухудшаться здоровье. Она направилась для полного обследования в Гомельский областной противотуберкулезный диспансер, где подтвердился туберкулез. И только там, в 2010 году, впервые была подобрана подходящая антиретровирусная терапия и лечение против туберкулеза. Уже через месяц анализы пришли в норму.

Ещё один шанс

О второй беременности Света узнала за пару недель до окончания лечения. Чтобы сменить терапию, это делают в случае беременности женщины с ВИЧ-положительным статусом, Света обратилась к инфекционисту. Вместо направлений на исследования девушке выдали направление на аборт. Но Света не опустила руки. Её и будущего ребенка спасли люди, столкнувшиеся с теми же проблемами. Помог опыт реабилитационной работы с потребителями наркотиков и сотрудничество с общественными организациями, среди которых «Матери против наркотиков». Команда, поддержавшая Свету и Диму, обратилась тогда к Дмитрию Падуто, который много лет был главным врачом-инфекционистом Светлогорского района, а сегодня работает в Минске. Он настоял отменить прерывание беременности и подобрать должную терапию. Будущая мама оформилась на соответствующий учет.

Светина беременность прошла без осложнений. Она родила здоровую дочку. Света и Дима опасаются лишь одного, что их положительный статус может быть дискриминирующим фактором в отношении ребенка.

— При церкви «Христос для всех» в Солигорске на волонтерских началах мы с мужем и сегодня продолжаем работу по поддержке и реабилитации наркозависимых людей с положительным ВИЧ-статусом, — говорит Света. — В нашей церкви есть служения для потребителей наркотиков и людей с алкозависимостью. Такую помощь мы оказываем людям вот уже на протяжении 18 лет. Столько же сами не употребляем наркотики.

В настоящее время в Беларуси проживают более 22,8 тысяч человек с ВИЧ-позитивным статусом. В стране превалирует половой путь передачи ВИЧ-инфекции – 83,9% случаев. Наибольшее число случаев регистрируется среди людей в возрасте от 30 до 49 лет (67,1% всех случаев). Из каждых 10 человек – 6 мужчины. В эпидемию вовлекается социально-благополучное население: в социальной структуре впервые выявляемых ВИЧ-позитивных лиц около 45% составляют лица рабочих специальностей и служащие.

Помощь другим людям

Дима и Света скромно не называют цифру людей, которым помогли.

— Дело не в количестве, такой цели мы не преследуем, — говорит Дима. – Это уже, скорее, образ жизни, и работает он в геометрической прогрессии: если ты вытягиваешь со дна одного человека, он — двоих и так далее. Многих людей, нуждающихся в помощи, мы находим сами и предлагаем им другой взгляд на жизнь без наркотиков и с надеждой на лучшее… В Солигорске и сегодня есть наркозависимые люди. Их не так много, как раньше. Это вызвано, как мне думается, и большими сроками уголовной ответственности за преступления в сфере наркотиков. Большую опасность сейчас представляют новые синтетические, психотропные наркотики. Вместе с тем, открываются новые реабилитационные центры, которые всячески развивают программы помощи. В наше время мы были предоставлены сами себе. Однако, в обществе по-прежнему сильны стигматизирующие факторы, когда люди находятся в плену мифа «бывших наркоманов не бывает». Мы его развенчиваем.

— Не закрывайтесь, не замыкайтесь, — дает совет Света тем, кто узнал о своем положительном статусе. – ВИЧ – не приговор, наша семья тому подтверждение. В наши дни много самых разных ресурсов и организаций, которые не оставят вас наедине с вашими страхами и переживаниями. Обязательно обращайтесь к врачам, принимайте терапию.

— Надо помнить и знать, что ВИЧ – не смертельное заболевание. Если принимать антиретровирусную терапию, можно жить полноценно, — говорит Дима. — Я не чувствую проблем со здоровьем, меня не ущемляют другие люди, потому что мы живем в информационную эпоху. Раньше мы были куда уязвимее, не имея доступа к достоверной информации о ВИЧ. Жизнь с ВИЧ-положительным статусом не заканчивается. И пример тому – наша семья, к которой мы долго шли и, думаем, что в будущем она станет больше.

Адреса и телефоны реабилитационных центров, оказывающих помощь наркозависимым людям по ссылке.

* Имена героев изменены по их просьбе

Александр Колесников

+14

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате