Она родилась в России, росла в Светлогорске, а сейчас живёт в Германии. Беседуем с выпускницей светлогорского филиала Гуманитарного лицея, курсисткой «Начинающего репортёра», студенткой двух вузов, а ныне свежеиспечённым сисадмином и жительницей западногерманского Мюнстера Еленой Соловец.

— Добрый день, Лена. Начнём с самого начала, так сказать с истоков. У тебя в профиле соцсети написано, что родной город Ачинск. Ты родилась в России? А как ваша семья оказалась в Светлогорске?

— Здравствуйте, Андрей. Да, родилась я в России, и первые 5 лет прожила в Ачинске. Об этом времени я помню только, что было много снега и ледяных горок. Ну и качели во дворе.

Со слов родителей, мы вынуждены были переехать, потому что сибирский климат ребёнку (мне) катастрофически не подходил (к двум годам на моём счету были два воспаления лёгких), и врачи настоятельно советовали нам жить в Крыму. До Крыма мы не доехали, но климат Беларуси оказался для меня вполне подходящим. К тому же в Брянской области, у самой границы с Гомельской, жили семьи моих родителей.

Расскажи о своём Светлогорске. У тебя остались в городе друзья, любимые места?

— В основном воспоминания у меня связаны с лицеем и с пикетами перед его закрытием. Когда приезжаю в Светлогорск, не могу удержаться от того, чтобы просто пройти мимо здания, в котором раньше находился лицей. Эмоции, конечно, уже не такие яркие, но очень позитивные. С некоторыми лицеистами встречаюсь и сейчас, когда приезжаю в Светлогорск.

— В рубрике «Однажды, 20 лет назад» я как раз недавно писал об истории возникновения и ликвидации светлогорского филиала Гуманитарного лицея. Чем для тебя был лицей? Действительно ли это было какое-то особенное учебное заведение?

— Да, атмосфера в лицее действительно была особенной. С большой благодарностью вспоминаю преподавателей. Очень трудно сейчас выразить словами, как это было почти 20 лет назад, но это было точно иначе, чем то, что я знала до поступления в лицей. Ни в коем случае не хочу сказать, что преподаватели из школ, где я училась до лицея, хуже. Я с большим уважениям отношусь ко всем учителям и очень благодарна всем, кто хотел меня чему-то научить. Просто это ощущалось иначе. Может, причина в том, что классы были маленькие, может в том, что классов было мало, а, может, просто в людях, которые там работали и учились.

Я помню тебя приверженцем неформальной тусовки. Расскажи, пожалуйста, об этом своём увлечении.

— Я частенько бывала в рок-клубе Владимира Никольчинкина, с удовольствием ходила на «Альтернативу», потом в «Тандем» на рок-вечеринки (большое спасибо Максу и всем, кто всё это организовывал) и на концерты рок-клуба. Иногда собирались у кого-нибудь дома или в парке. Как ни странно, очень хорошо помню первый фестиваль «Черный гриф». Музыкальный вкус со временем разве что расширился, но я до сих пор с удовольствием езжу на концерты и фестивали альтернативной музыки. У большинства моих друзей похожие музыкальные пристрастия.

Твоя мама Вера Николаевна – учитель немецкого языка, неоднократно работала переводчиком во время поездок светлогорских делегаций в германский город-побратим Хельмштедт. Её профессия повлияла на твой жизненный выбор?

— Несомненно! Я всю жизнь знала, что дорога у меня только одна – немецкий язык в университете. Потому что… ну мама же! Но мне и самой было очень интересно (и этот интерес сохранился до сих пор!) изучать чужой язык, разбираться в том, как работают грамматические структуры. Очень жалею, что в школе не было возможности изучать второй иностранный язык. Да и в лицее по независящим от меня причинам со вторым иностранным языком тоже не сложилось.

— Как и чем может привлечь абитуриента немецкая филология? Перспективой сдать тест в Институте Гёте и уехать жить и учиться в Германию?

— О других не знаю, а в моём случае это было просто детское любопытство. Ну и плюс (сюрприз-сюрприз!)… мама же. Если честно, мне трудно предположить, что, кроме интереса, может привести человека к тому, чтобы сделать иностранный язык своей профессией. Безусловно, есть люди с другими мотивами: тут всё, наверно, зависит от личности, и очень здорово, что мы все разные.

В Германии не так всё просто, как хотелось бы. Эта страна, так уж получилось, как-то не разбрасывается ВНЖ (вид на жительство, — прим. ред.) и для этого будет не достаточно просто сдать тест. Придется как минимум найти работу и прожить в стране 5 лет.

На популярном российском портале поэтов у тебя достаточно солидный портфель стихотворений. Это юношеская забава или ты продолжаешь свои поэтические эксперименты?

— В своё время это было что-то вроде дневника, чтобы справиться с переполняющими эмоциями. Без замашек на литературный олимп. Сейчас я стихи больше не пишу – как-то само прошло.

— Судя, опять же, по профилю в ВК, ты успела поучиться в вузе в Беларуси? Чем запомнилось это время?

— На самом деле в университете в Беларуси я проучилась всего два полных семестра и уехала за месяц до своей третьей сессии. В университете я познакомилась со многими замечательными людьми и все позитивные воспоминания связаны только с ними. Что касается самой учёбы, я помню только колоссальное давление и панический страх его не выдержать. Так что выезд в Германию я для себя лично воспринимаю больше как бегство.

Когда это было, при каких обстоятельствах?

— Я уезжала в конце 2004 года по программе Au-Pair (популярная программа международного обмена для молодых людей с возможностью проживания за границей в принимающей семье в течение определенного времени, — прим. ред.) с целью практики изучаемого предмета в языковой среде. После года практики решила, что раз уж я здесь, то надо выжать из ситуации максимум: мало ли, у нас в любой момент ведь могут запретить что угодно… Так и поступила в университет, можно сказать с перепугу.

— Расскажи, что ты помнишь о первом времени пребывания в Германии. Проблемы были?

— За счет того, что первое время я жила в семье как Au-Pair, я не испытала проблем при переезде в общежитие и началом полностью самостоятельной жизни. Проблемы возникли позже, когда разрешенный срок проживания в общежитии подошел к концу, а моя учеба – нет. Пришлось искать другое жильё, и я была в шоке, во-первых, от того, как дорого снимать однокомнатную квартиру в Мюнстере, а во-вторых, что никто не хотел мне сдавать квартиру. Так что я очень долго жила в старых частных общежитиях – там был шанс что-то снять.

Ты училась в вузах Беларуси и Германии, можешь сравнивать: как, в чём и насколько отличается образовательный процесс? Где было легче учиться? Где интереснее?

— Мне кажется, учиться интересно везде, где обучают тому, что тебя интересует. Тут уж дело вряд ли в стране. Образовательные процессы организованы очень по-разному, и у каждой системы есть свои плюсы и свои минусы. Кому-то больше подходит одно, кому-то – другое.

В Германии не было того давления извне, которое я испытывала в Беларуси, зато очень много нужно было делать самостоятельно. Кто-то из преподавателей это контролировал, кто-то нет. В любом случае всё это на твоей совести и нужно только тебе.

Ещё одно большое отличие: в Германии нет строго фиксированного расписания занятий, как было в Беларуси. Есть обязательные курсы, которые нужно пройти, и есть курсы на выбор, которые тоже нужно пройти. Какой-то курс предлагается раз в семестр, какой-то – раз в год. День и время, когда проходит курс, находится в общем доступе. Вот и смотришь, что вписывается в твоё расписание или подходит тематически. Расписание можно составить так, что в этом семестре у тебя один курс в неделю, а в следующем – 3-4 в день.

Ну и подработка. Куда без неё? В Германии своей подработкой я себя полностью обеспечивала, что в Беларуси не было бы возможным. Только эта возможность имеет и другую сторону. Когда, обеспечивая себя, работаешь 30-35 часов в неделю, довольно скоро не остаётся сил на полноценную учебу. Получается замкнутый круг: без работы нет денег, без денег нет жилья и страховки, без страховки тебя отчислят, а если тебя отчислили, то и студенческая виза, соответственно, уже не про тебя, и тебе настойчиво предлагают покинуть страну. Так и получается, что работа важнее учёбы. Но затевалось-то всё ради учёбы!

— Ты чувствовала себя комфортно в универе? Какую профессию получила?

— Я изучала скандинавистику и синологию. Для меня атмосфера в университете была очень комфортной и дружелюбной как со стороны сокурсников, так и со стороны преподавателей. Хотя я знаю людей, чьё время в университете не было таким комфортным, как моё. В силу ряда причин, как личных, так и от меня не зависящих, я обучение прервала и нашла другую профессию. Несколько дней назад я закончила обучение на системного администратора и, после небольшого отпуска, начну поиски работы.

— Высшее образование в Германии – это дорого?

— Стоимость обучения зависит от университета. Нужно различать оплата за учёбу Studiengebühr и семестровый взнос Semesterbeitrag. Сумму штудиенгебюр каждый университет определяет сам. В некоторых универах обучение бесплатное, и про этот пункт можно забыть. Сумму семестербайтраг также каждый университет устанавливает сам, но этот пункт обязателен к оплате. Как правило, он включает в себя студенческий проездной. Так что если в вашем универе бесплатное обучение, то семестербайтраг придется заплатить в любом случае. Ну и такие вещи как квартира и страховка тоже нельзя сбрасывать со счетов. Это самые большие статьи расходов и без них обучение вряд ли состоится.

— Как считаешь, твой случай можно назвать типичным для молодого человека из бывшего СССР, приехавшего учиться и жить на Запад? Как решаешь свои бытовые вопросы?

— Самой большой бытовой проблемой для меня был и остаётся поиск жилья. Кто бы что ни говорил, ни в одной стране мира местные не горят желанием сдавать квартиры иностранцам, если это не туристический бизнес. Моя сестра живёт в Испании, и там ситуация такая же. Хотя в лицо вам этого, конечно, никто не скажет, всегда найдется несколько причин, по которым вам ну совершенно никак не смогут сдать это жильё.

На время моего последнего обучения я снимала квартиру вместе с бывшей коллегой – каждому по комнате. Студенты тоже так часто делают. Но данный случай – это чистейшей воды совпадение и минимум 4 вагона везения! Сейчас я снова в поиске…

Почему ты выбрала Мюнстер? Тебе нравится этот город? Он удобный для жителей?

— Мюнстер я выбрала потому, что обучение тут бесплатное. Ну и проезд в пределах города не сделает такую дыру в бюджете как, скажем, проезд в Берлине. Город очень красивый и ухоженный. С 1977 года здесь каждые 10 лет проходит большая выставка скульптур и инсталляций современных художников, расставленных по всему городу. Кому интересно, можно погуглить Skulptur Projekte Muenster.

Мюнстер – студенческий город, а ещё город велосипедов. По статистике, на каждого жителя тут приходится больше двух велосипедов. Велосипедные дорожки есть практически везде, а там, где их нет, никто велосипедистам не сигналит и не доказывает своё знание великого и могучего русского мата (ну или немецкого, если уж быть совсем точной). Несмотря на неземную любовь мюнстеран к велосипедам, в городе очень хорошо развита сеть общественного транспорта.

— В Мюнстере есть русскоговорящая тусовка?

— Русскоговорящих в городе достаточно много. Насколько я знаю, до пандемии здесь регулярно проводились какие-то мероприятия для русскоговорящих, но так сложилось, что ни я не вписалась в эту тусовку, ни кто-либо из моих русскоговорящих друзей.

– А как там с возможностями трудоустройства?

– Найти работу, для которой не требуется никакой квалификации, можно всегда. Другое дело, что и на зарплату таких работников сильно не разбежишься. С университетской подготовкой всё зависит, наверно, от специальности. С точными, естественными науками и IT-специальностями, думаю, будет больше шансов.

— Насколько я вижу, связей с малой родиной ты тоже не порываешь. Как ты восприняла события последнего года в Беларуси?

— Никогда ещё не была я так горда тем, что выросла в Беларуси, как в последний год. Новости читаю со слезами и страдаю от чувства вины, что не могу поддержать белорусов на месте. Подозреваю, что у многих выехавших белорусов такие же чувства, и каждый поддерживает, как может, оттуда, где живёт.

Многие в последние месяцы вынужденно уехали из Беларуси, но ещё большее число молодых людей осознанно из практических соображений уже не первый год ищут счастья за границей Беларуси. Как ты к этому процессу относишься?

— Понимаю этих людей. От хорошей жизни не убегают. А учитывая нынешнюю политическую ситуацию в стране это можно считать эвакуацией. Жизнь и так непростая штука, и стремление сделать её комфортнее вполне естественно. А ещё очень хорошо понимаю людей, которые осознанно остаются в Беларуси, чтобы отстаивать свои права и достойную жизнь на Родине. И тех, и других я искренне поддерживаю.

— Вернуться в Беларусь не хочется? Насовсем?

— Несколько лет назад, перед тем, как подавать документы на немецкое гражданство, я серьёзно задумалась об этом. Жизнь в Беларуси я уже видела, если и начинать всё с начала, то только там, где я ещё не была.

+13

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате