Пензенский поисковый отряд «Поиск-вездеход» проводит очередной полевой сезон на местах боев под Рогачевом. Уже есть результаты.

Звук работы металлодетектора знаком каждому поисковику. Полевая работа начинается именно так: обследуют участок местности, слушая сигнал. Современные поисковые приборы разных модификаций довольно чувствительны, с их помощью можно обнаружить металлические предметы на глубине более двух метров. Как раз то, что нужно для раскопок на местах боевых действий.

– Используются для поиска, прежде всего, металлов, отсюда и название, — объясняет Владислав Купцов. — Но мы используем его в благородных целях – для поиска железа по войне, а там, где есть металл, рядом может быть и боец. Это для нас самое главное.

Влад не новичок в поисковой работе, но прежде занимался документами. В поле вышел первый раз. В составе отряда «Поиск-вездеход» он приехал в Беларусь из российского города Пензы. 22 человека – мужчины, женщины и подростки реализуют здесь совместный российско-белорусский проект по поиску и увековечиванию памяти погибших бойцов Красной армии.

Окрестности деревни Виричев Рогачёвского района были местом ожесточённых боёв в начале наступательной операции «Багратион». Здесь, на поле вдоль дороги на деревню Озераны, проходила первая линия обороны немецких войск. В июне 1944 года наши войска с трудом преодолели её, понеся при этом большие потери. Места захоронений многих воинов до сих пор неизвестны, поэтому основной своей задачей поисковики считают обнаружение останков. А настоящей удачей – предмет, позволяющий установить личность погибшего. Такое случается нечасто, но в этот раз повезло.

– Наткнулись щупом на останки, начали раскоп, скелет находился в таком, можно сказать, разорванном виде, — рассказывает командир сводного поискового отряда «Поиск-вездеход» Лариса Казакова. – Боец без черепа, в этом была характерная особенность при эксгумации, но в районе пояса сначала был поднят перочинный нож, а затем картонная коробочка, в которой находилась медаль «За боевые заслуги». Нашей радости не было предела, и буквально уже к вечеру мы знали, благодаря специалистам-поисковикам из Минска, кому принадлежит награда.

Миномётчик 1018 полка 269-й стрелковой дивизии Николай Петрович Алдошин, уроженец города Орла, погиб 24 июня 1944 года.

Рядом с ним россияне нашли ещё несколько погибших бойцов.

— Мы работали в этом месте два дня и в ходе поисковых работ было обнаружено восемь бойцов, — рассказывает Лариса Казакова. – Сейчас мы имеем восемь установленных имен. Они лежали в лесу вблизи дороги, некому было туда прийти и поклониться. Теперь эти восемь бойцов будут захоронены в Старом Селе. Будем стараться найти всех родственников и сообщить им, что имена их возвращены и подвиг прочитан по-новому.

Лариса Владимировна Казакова – создатель и бессменный руководитель поискового объединения. В Беларусь пензенский отряд приезжает 10-й раз.

Здесь, на территории Рогачёвского района, фронт останавливался дважды. В первый раз – в июле-августе 41-го. Конкретно в этом месте, на правом берегу реки Друть, сражались бойцы и командиры 61-й стрелковой дивизии, сформированной в городе Пенза. Поэтому, когда российские поисковики приехали в первый раз сюда в 2011 году, их основной целью было обнаружение останков земляков. За всё время им удалось найти 15 человек, ушедших на войну из Пензы и погибших в 41-м. Но львиная доля находок была всё же из более позднего периода. В 1944 году бои в этих местах были продолжительней, потери – больше. Изучив военные карты, следопыты расширили территорию поисков по обоим берегам Друти. Результаты их работы за эти годы впечатляют: 348 человек нашли, установили 38 имён. Это без учёта нынешней экспедиции. В этом году поисковики решили вернуться к плацдарму 41-го года и вновь попытать счастья в поисках земляков.

– Вот такое предчувствие было у меня, что это должен быть наш боец, — говорит Казакова. – Потому что это 80-летие начала войны, 80-летие гибели 61-й стрелковой дивизии, это их подвиг. И практически через 20 минут с начала эксгумации в районе грудной клетки, а боец лежал лицом вниз, скорчившись, был обнаружен смертный медальон. Он был передан экспертам, на следующий день нам сообщили: медальон принадлежит уроженцу Пензенской области Бекташеву Ибрагиму Хасяновичу.

61-я пензенская дивизия почти полностью погибла в 41-м, погиб и её командир, генерал Николай Прищепа. Но вырвавшимся из окружения бойцам удалось вынести боевое знамя и вскоре воинское соединение было сформировано вновь. Ровно через 80 лет, в августе 2021 года, знамя героической дивизии снова появилось на правом берегу Друти…

– Знамя соответствует созданию дивизии в 1931 году, и вот мы его привезли на то место, где это знамя стало по-настоящему боевым, — рассказывает Илья Мурылёв. – Дивизия знамя не утратила. И позже, когда в сентябре дивизия будет окружена и практически погибнет, будет создано второе формирование 61-й стрелковой дивизии. Номер сохранится, потому что знамя не досталось врагу. Таких знамен мы создали несколько штук, они находятся в музеях поисковых отрядов и в ряде школ Пензенской области.

Раскопки – дело трудное, под силу лишь крепким мужчинам. Приходится переворачивать кубометры земли и сотни килограммов тяжёлых металлических предметов. Попадаются даже куски брони. Дмитрий Плюцак несколько лет участвует в поисках, хорошо «читает» старые позиции, разбирается в находках. Сегодня на этом поле ему попадалось одно лишь «железо».

– Оно находится достаточно глубоко, поэтому работаем большим «глубинником», — рассказывает Дмитрий Плюцак. — Как правило, с бойцом что-нибудь было – каска, винтовка. Но тут мы нашли сброс железа. Скорее всего, сразу после войны женщины пахали поля и скидывали его в окопы. Мы вынули ящик из-под патронов для пулемета «Максим», часть диска от ППШ, гильзы от осветительных немецких патронов. Но мы едем не за железом, а за людьми. Вот в этом году у нас получилось поднять нашего земляка.

В белорусскую экспедицию из Пензы отправляются не только мужчины. Наравне с ними трудятся и девушки. Существует распределение функций: мужчины ищут и копают, женщины – очищают и сортируют. Ведь найти останки в земле – это только начало. Каждую косточку нужно почистить, идентифицировать. На специальный баннер с нанесённой схемой скелета выкладывается весь биоматериал. Именно таким образом можно определить, останки скольких людей извлечены из земли. Софья Тверская за несколько лет стала специалистом в этом скрупулёзном деле.

– Каждый занимается своим делом – у кого что лучше получается, — говорит Софья Тверская. — Я раскладываю по частям, смотрю, работаю на поверхности. Когда была маленькая, хотела быть археологом, немного в другую сторону пошла, но это тоже интересно – восстановление имен бойцов. Мне это нравится.

В этом году отряд «Поиск-вездеход» добавил к списку найденных ещё 13 человек, причём удалось установить имена девяти из них. В ближайшее время останки героев перезахоронят в братскую могилу деревни Старое Село Рогачёвского района. Все, кроме Ибрагима Бикташева. Дело в том, что поисковики разыскали его родственников.

– Сразу приступили к поиску родственников, — рассказывает Лариса Казакова. –Они были найдены буквально через несколько часов. Особенно трогательно было услышать, что в селе Усть-Уза Шемышейского района проживает дочь 1940 г.р. Конечно же, она не помнит его. Но сам факт, что теперь она может встретить своего отца – это очень важно. Через 80 лет такая новость приходит в семью. Мы были все очень тронуты, разговаривали с внучкой, правнучкой бойца. Конечно же, они все ждут его возвращения. Мы сделаем все возможное, чтобы перевезти останки на родину и торжественно перезахоронить его.

В планах россиян на год 2022-й – очередная экспедиция в нашу страну. Современные технологии и доступ к ранее закрытым документам дают надежду на новые находки.

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате