Симурановцы — по-настоящему уникальные люди, которые полностью отдают себя благородному занятию – поиску пропавших людей. За время работы отряд получил более 900 заявок, по которым найдено почти 700 человек. Попытались узнать, какие все-таки мотивы поднимают их ночью с постели, толкают в леса и болота, на многокилометровые переходы.

Название «Симуран» вы слышали наверняка. Возможно, видели в соцсетях привлекающие внимание посты с заголовком «Внимание, поиск!». Это «Симуран» так откликается на зов о помощи, это его волонтеры приезжают из других городов, прочесывают леса и поля, не взирая на дождь, снег или жару. Абсолютно бесплатно, зачастую вкладывая собственные средства, в ущерб времени, проведенному с семьей, без сна и отдыха. Зачем они это делают?

– Организация начала свою деятельность в 2012 году, когда группа людей участвовала в поисках девчонки в Минске, — рассказывает координатор Жлобинского отделения поисково-спасательного отряда «Симуран» Максим Здоровцов. – Мы исследовали более 60-ти километров подземных тоннелей. Девчонку мы тогда не нашли, ее и до сих пор не нашли… Но родственники и милиция отметили нашу помощь в поисках и предложили с ними сотрудничать. В 2019 году мы официально зарегистрировались, получили статус поисково-спасательного отряда «Симуран». За время нашей работы подано более 900 заявок, из них найдено почти 700 человек.

В жлобинском отделении около 40 волонтеров. Все они пришли в отряд разными путями. Но каждый – по зову сердца. В шутку ребята сами себя называют сектой, потому что сорваться на поиски могут с любого мероприятия и в любое время. Едва только на телефон придет сообщение о сборе отряда.

– Как-то поиски были. Я сидел у друга в гостях, тут пиликает телефон: «Максимальный репост. Сбор группы», — рассказывает старший группы Жлобинского отделения поисково-спасательного отряда «Симуран» Дмитий Якубчик. – Я на такси, домой, форма, берцы, подъезжает экипаж — и мы мчим в путь-дорогу. Сорваться можно откуда угодно.

Ребята из «Симурана» не делают различий, кого искать. Неважно какого возраста, пола или социального положения человек. Они все равно бросятся на помощь.

– Мы только вернулись с поисков и тут поступила заявка о пропаже 86-летнего дедушки, — рассказывает Максим Здоровцов. – Это было в 170 км от нас. Экипаж даже не успел покинуть автомобиль, как приняли решение ехать туда. Была поздняя осень, очень холодно, шел дождь. Дедушка отправился в лес [и не вернулся]. Днем его искали пограничные службы, милиция, родственники, добровольцы. Когда уже потеряли надежду его найти, сообщили нам. В полпятого утра я нашел его. Дедушка переправился через брод, вымок очень, обессилел и лежал под деревом. Передали его в автомобиль пограничной службы, отогрели. Все это время дедушка спрашивал: «Где мои грибы, где моя кукуруза?..».

– Парень пошел совершать суицид, у нас есть и такие случаи, — рассказывает Дмитрий Якубчик. – Мы приехали очень вовремя. Шли разными группами, чтобы закрыть большую территорию. Я шел с волонтером из Гомеля. Нашли в лесу вещи [парня] — темный портфель. Это было часов 11-12 ночи. Мы уже знали, что он здесь. Заметили капли крови, счет шел на минуты… Группа перепрофилировалась, пошли цепью. В эфире [прозвучало]: «Стоп. Найден. Жив. Требуется помощь». Второй случай – искали и нашли человека, но мертвым… Тогда я просто говорю: «Найден». Просто найден и точка.

Тяжелее всего искать и не находить. Или находить погибшего. В особенности, если это ребенок. Некоторые из волонтеров даже на время прекращают свою деятельность, чтобы прийти в себя. Но потом снова возвращаются.

– Это сложный выбор, но он всегда делается в пользу пропавшего, — говорит Максим Здоровцов. – У меня дома семья, но она в тепле и сыта, а в лесу может находиться как старичок, так и ребенок…

Самая большая проблема «Симурана» не в количестве людей. Волонтеров у них хватает. Тем более, что в разовых акциях, например, таких, как это было совсем недавно в Светлогорске при поиске потерявшейся девочки, местные жители приходят на помощь. У них катастрофические не хватает средств даже на топливо, чтобы отряды могли выехать на помощь. Мечтают ребята и о покупке тепловизора — прибора, с помощью которого можно гораздо эффективнее искать заблудившихся в лесу. Стоит он 10 тысяч, и собрать такие деньги отряду, при постоянном расходе на топливо, практически нереально.

– Кто-то думает, что нам за это платят, кто-то подходит и прямо спрашивает «сколько получаешь за это?», — говорит Дмитрий. – Удивляются, что наоборот — я сам вкладываю сюда деньги. Грубо говоря, та же форма, фонари стоят немаленьких денег…

В последнее время, говорят ребята, люди стали хотя бы немного откликаться на зов о помощи. Не все могут и хотят быть волонтерами, но почти у каждого есть возможность помочь материально. У «симурановцев» открыт благотворительный счет, на который можно положить деньги. А можно просто приобрести сертификаты на топливо и отдать их ребятам.

Реквизиты для помощи опубликованы в группе ПСО «Симуран» по ссылке.

– Я обращаюсь ко всем неравнодушным с просьбой о помощи ПСО «Симуран», — говорит Максим Здоровцов. – Каждой копейкой, информационной помощью, расклейкой и репостом ориентировок с пропавшими вы помогаете людям вернуться домой…

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате