Кто хоть раз был в небе, тот от него не откажется никогда, убежден Игорь Яцевич — парашютист, инструктор и просто увлеченный энтузиаст, покоряющий новые высоты и открывающий воздушные просторы тем, кто гонится за адреналином и яркими эмоциями. Игорь работает инструктором в Гомельском аэроклубе. Про небо он знает если не всё, то многое – 556 прыжков в его парашютной карьере.

— В Гомельском клубе работаю инструктором парашютно-десантной подготовки уже долгое время. Это моя вторая работа. Помимо этого, в Светлогорске работаю сварщиком. Как пришел в парашютный спорт? Мне тогда было 15 лет. Увидел на празднике парашютиста, и все – я хочу! Подошел к родителям: «Можно?» — «Можно. Пожалуйста, твое дело. Твоя жизнь. Если ты решил, что тебе это надо – иди занимайся». Так в парашютный спорт и приходят. Кто-то еще борется со страхом высоты, но из самолета просто так уже не возвращаются – прыгают все.

Почти год мы проходили обучение, затем с круглыми парашютами прыгали. Помню все, словно было вчера. Постепенно втянулся, и столько лет уже занимаюсь этим. В Светлогорске когда-то был клуб, находился в Чирковичах. Сейчас от него осталась только взлетная полоса. Клуб закрыли из-за недостаточности финансирования, технику передали в более крупные клубы в Минск, Витебск.

— Как-то на время я отошел от парашютного спорта, а в 2013 году пообщался со своими друзьями по небу, они позвали меня в Гомельский аэроклуб. Приехал, прыгнул — все навыки вспомнились. Мне предложили вернуться в парашютный спорт, если есть возможность. Я работал в то время в Питере, соответственно, все сразу бросить и приехать не мог. А когда уже решил вернуться на родину, подумал – а почему бы и нет? В 2017 году я уже начал серьезно заниматься прыжками. Потом стал инструктором. В мои обязанности входит обучение детей, а набираем мы около 120 человек в парашютную секцию. Весной они проходят обучение, а летом открывается сезон прыжков. Один прыжочек, потом два прыжочка в день допускается для «перворазников». С теми, кто выдерживает нагрузку, занимаются более серьезно. Изначально «перворазники» прыгают с 700-800 метров, а с увеличением количества прыжков, повышением опыта – высота все больше и больше. Это все прописано в программе. Новички прыгают только с круглыми парашютами, потому что они более безопасные, открываются практически в любой позе. Парашют типа «крыло» открывается только в определенной позе – лицом к земле, чтобы парашют уходил вверх.

Прыгать с парашютом — это как на велосипеде кататься. Если этим занимался профессионально, то мышечная память и осознание прыжков остается. Да, у некоторых после перерывов есть нюансы, что нужно восстановиться. Страх? У большинства на первом прыжке страха нет. Потому что человек не осознает всех рисков, не понимает. Вот уже второй прыжок, третий, десятый – и наступает переломный момент. Надо ли это мне? Вдруг что-то случится? Смогу ли я справиться с ситуацией? В основном, всем рано или поздно удаётся себя перебороть и продолжать дальше покорять небо.

Показательные прыжки я начал делать еще в 1997 году. Мы прыгали практически на все праздники. И у нас в городе, и по другим городам: Жлобин, Мозырь, Солигорск. В Жлобине на день металлурга прыгали, в Речице в прошлом году на День ВДВ. Там посреди речки был островок размером 6х10 метров. Если плохо все рассчитать, то можно приземлиться в воду. На День города в этом году прыгнули для светлогорской публики. Это был не первый прыжок с флагами, поэтому все знают, как действовать. Конкретно с этими флагами мы провели тренировочный прыжок: создали у себя на базе в аэроклубе ограниченную площадку и прыгнули. У всех все получилось, поэтому конкретно на город прыгать было проще.

Безопасная высота для прыжка с парашютом типа «крыло» — 1000 метров, потому что на высоте 800 метров спортсмен должен быть под раскрытым парашютом, чтобы было время исправить нюансы. В Светлогорске мы прыгали с высоты 1200 метров, потому что были флаги, ветер, опять же, чтобы немножко больше времени осталось для исправления каких-то ситуаций. Нас было десять человек, рассчитали два захода по пять, чтобы эффектно смотрелось.  Когда мало людей в небе – не так красиво.

Что касается парашютного спорта, то в основном весь кайф от свободного падения. Оно зависит от высоты, т.е. с тысячи метров можно 10 секунд падать, 1600 метров – 20 секунд, до 2200 – 30 секунд свободного падения. Скорость падения до 200 метров достигает, иногда и больше. В среднем, 30 м/с падает парашютист. Самое идеальное время для подъема в небо и прыжков – утро и вечер. В жару самолету тяжелее подниматься, прохладная погода оптимальнее всего для этого. Бывало и такое, что во время прыжков заставал дождь. Но это не помеха. Если говорить про снаряжение, то парашюты весят в среднем от 5 до 15 кг. Есть свои нормы укладки парашютов, опытные спортсмены справляются с этим за минуты, новичкам требуется больше времени. В этом деле самое главное – чтобы стропы не были запутаны и перекручены.

Есть ли у парашютистов традиции? Каждая сотня прыжков до тысячи отмечается. У каждого клуба традиции свои: букетик, тортик в лицо. Если приземлился не в запланированную точку, значит, человека берут за ноги, и он на руках идет до этой точки и ее целует. Когда у человека юбилейный прыжок, то планируется какое-то задание – не просто прыгнуть, а положить какую-то фигуру в небе.

Я всегда выбираю небо. Прыжки – это часть моей жизни, без этого уже нельзя. Это адреналин, это удовольствие от полета и от работы, когда обучаешь новичков, открываешь для них бескрайние просторы. А кто хоть раз был в небе, тот от него не откажется никогда. Но отмечу, пока сам человек не решит, что хочет заниматься парашютным спортом или просто хоть раз прыгнуть, то не заставишь. Это так же, как и с машиной. Если человек не хочет сесть за руль и считает, что это не для него, то и не сядет. С прыжками такая же история. Парашютный спорт связан с рисками, потому подход должен быть ответственный.

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате