Боль, кома, реанимация, практически полный паралич, инвалидное кресло, страшный диагноз. Так в одночасье перевернулась жизнь 24-летней Татьяны Кравцовой. Но эта история не о том, как все плохо, а о силе духа и жажде жизни. А еще — о верности и вере…

Этим материалом мы открываем серию публикаций о людях, которых не сломила тяжелая болезнь, которые не отступили под натиском обстоятельств, которые не только нашли в себе силы жить активной жизнью, но и мотивировать на это других.

Татьяна родилась в Буда-Кошелево. Когда девочке было три года, семья перебралась жить в городской поселок Корма Гомельской области. Таня окончила среднюю школу и поступила в Гомельский художественный колледж. После колледжа устроилась на работу в центр творчества детей и молодежи «Ювента» в Светлогорске и одновременно поступила в Мозырский педагогический университет, училась заочно. Жизнь шла по накатанной колее. Таня познакомилась с хорошим парнем, влюбилась и в 23 года вышла замуж. А через полгода пришла беда…

Температура, слабость, реанимация

Танина болезнь началась не внезапно. Сначала появилась небольшая температура, которая держалась изо дня в день, время от времени болели и опухали суставы. Потом появилась сильная слабость, да такая, что девушка не могла «даже руки поднять». Но врачи не находили у нее никаких болезней.




Татьяна до болезни с братом (фото 1), с мужем (фото 2)

— Так получилось, что я вышла замуж в ноябре, а летом впала в кому, рассказывает Таня. — Поднялась очень высокая температура, отнялись ноги, по «скорой» попала в реанимацию. Врачи просто не понимали, почему все это со мной происходит. Меня перевезли в Гомель, осматривали областные специалисты, приезжали столичные профессора, несколько раз брали пункцию, всевозможные анализы. Врачи не были уверены, что я вообще выйду из комы: у меня была жидкость в легких, я очень сильно потеряла в весе. Пришла в себя только после пульс-терапии.  Это когда пациенту вводят внутривенно гигантские дозы гормонов. И я вышла из комы, в которой была целых семь дней. Даже врачи назвали это чудом и говорили, что это ненадолго, что мозг не выдержит. Но я очень хотела жить…

Там же, в Гомеле, Татьяне поставили диагноз – системная красная волчанка.

Системная красная волчанка (СКВ) – хроническое заболевание, при котором иммунная система начинает воспринимать «свои» клетки как «чужие» и атакует их. При СКВ страдают различные органы, включая сердце, мозг, суставы, почки, кожу, лёгкие и кровеносные сосуды.

После реанимации Таня два месяца пролежала в отделении ревматологии. Двигаться она не могла. С ней, сменяя друг друга, все время находились мама и муж Алексей.




— Я начала всему учиться заново: шевелить пальцами на руках, потом хоть как-то удерживать предметы, — рассказывает девушка. — Сидеть не могла. Да что там сидеть! Я не могла даже голову повернуть. Кормили меня из ложки. Спустя два месяца выписали домой, где я продолжила активно заниматься своим восстановлением…

Дома

Когда Таня вернулась домой, даже речи не велось о ее самостоятельной жизни. Прошел целый год, прежде чем она смогла хотя бы сесть…

— Ну, что я делала? Развивала мелкую моторику, так как знала, что это важно для работы мозга, а значит для моего восстановления, — говорит Татьяна. — Из газет скручивала трубочки, делала «лозу» и плела корзинки. Просила, чтобы меня перевернули на живот и пыталась подниматься на локтях, как это младенцы делают. Муж и мама занимались со мной лечебной физкультурой, постоянно делали массаж.

— Я от природы очень стройная, — с улыбкой продолжает Таня. – Но после двух недель на гормонах (пульс-терапия, которую делали в реанимации — прим.авт.) меня буквально «растащило» с 42-го размера до 56-го. Я была вся отекшая, опухшая, все тело в растяжках. Плюс еще почти два года после реанимации я была на химиотерапии, которую мне кололи, спасая внутренние органы. Так что с моим телом творилось что-то страшное: на голове волосы выпадали, на лице начинал расти какой-то пух, организм пытался как-то приспособиться и переработать все гормоны, которые в него вливались.

В числе тех, кто участвовал в ее восстановлении, Таня называет свою маленькую собачку, той-терьера Боню. А еще она говорит, что Боня ее муза, ее ребенок и антистресс.

— Боня как будто понимала, что мне нужно заниматься, — говорит девушка. — Прибегала ко мне, приносила игрушку, но клала ее так, что мне приходилось за ней тянуться. Я и тянулась! А еще поясок от халата принесет мне, дает один конец, а второй тянет: так я отрабатывала силу зажатия в руках. И вы знаете, наши игры с Боней мне очень помогли.

Когда близкие рядом

Таня – удивительно приятная собеседница. От девушки просто волнами исходит доброжелательность и спокойствие, даже какое-то умиротворение. Она без слез и надрыва рассказывает о себе, о том, как изменилась ее жизнь. Говорит, как не потерять себя, не впасть в депрессию, продолжать жить… И самое главное, как продолжать чувствовать себя счастливой…

Татьяна и ее близкие

— Волчанка, к сожалению, не лечится сегодня, — продолжает Татьяна. — Протекает эта болезнь у каждого по-разному. Кто-то принимает лекарства и живет практически обычной жизнью, у кого-то отказывают почки, и они живут только на диализе, а кто-то вообще лежит как растение. У меня вот так. Но я хочу сказать, что очень много зависит от поддержки родных, близких людей. Когда я заболела, моя мама бросила работу и переехала из Кормы жить ко мне. Мой брат тоже переехал в Светлогорск, живет рядом и очень помогает. Мой любимый муж Алексей тоже всегда со мной. Так что, меня любят, обо мне заботятся, меня не бросили и это очень важно!

«Три орешка для Золушки»

Часто бывает, что если замужняя женщина оказывается в ситуации тяжелой, неизлечимой болезни, требующей постоянного ухода, мужья «ломаются» очень быстро. Раздражение, депрессии, агрессия, запои и развод – такой финал может быть даже у самых красивых любовных историй. Но не в случае Тани. Ее муж Алексей рядом всегда, он ее поддержка и опора.

— Моя жизнь сегодня идет по расписанию. Подъем, завтрак, лекарства, работа, упражнения. И прогулки на свежем воздухе каждый день. Вот, например, в прошлом году, когда у нас меняли лифт, а мы живем на седьмом этаже, Леша каждый день спускал и поднимал меня на руках. Он очень меня любит, постоянно дарит цветы, очень часто. Иногда большие букеты, иногда поменьше – на сколько денег хватает. Идет гулять с собакой, с прогулки принесет мне то желудь, то шишку красивую, как в сказке «Три орешка для Золушки». Приходит домой с работы, а у него для меня то шоколадка, то вафелька, то конфетка.

Дает мне и говорит: «Белочка тебе передала!», — заразительно смеется Таня.

Работа и заработок: «Давить на жалость не в моих правилах»

Вот уже седьмой год Таня сидит в инвалидной коляске, но это не мешает ей заниматься любимым делом, которое приносит еще и дополнительный доход в их семью. Таня – ремесленник. Изготавливает на заказ букеты, украшения для волос, подарочные наборы, магниты на холодильник, ёлочные игрушки и многое другое. Клиенты к Тане стекаются со всей Беларуси, а выполненные заказы она пересылает покупателям по почте.

О своей инвалидности Таня не распространяется. Говорит, незачем, и что ее работы и так пользуются популярностью. Да и давить на жалость – не в ее правилах. Кстати, вы сами можете оценить — @tatyana_krautsova — адрес ее странички в Инстаграм.

Девушка говорит, что вполне может содержать себя сама, и это учитывая, что практически все ее пенсионное пособие уходит на покупку дорогостоящих препаратов для лечения, поддержания, профилактики и ухода.

— Если сравнивать мой характер до болезни и после, я не изменилась. По-прежнему люблю детей, я ведь пять лет отработала в «Ювенте», вела детский кружок. Стараюсь баловать подарками и сюрпризами своих близких, никогда никому не отказываю в помощи, если меня просят. Я ведь не афиширую, что инвалид первой группы, и ко мне обращаются просто, как к ремесленнику. Например, просят помочь больному ребенку, провести благотворительную лотерею, или деньгами помочь. Всегда иду навстречу.

Неисправимый оптимист

Никаких прогнозов Татьяне врачи не дают. Несмотря ни на что, девушка не только выжила, но и смогла сесть, пусть пока в инвалидную коляску. А Таня убеждена, что она еще и встать сможет! Ведь она обещала своей малышке Боне, что когда-нибудь сама поведет ее гулять.

Тем более, и предпосылки для этого тоже есть: не так давно к Татьяне начала возвращаться чувствительность в нижней половине тела. Очень слабо, очень медленно, но ведь это надежда.

— Вы знаете, я, наверное, неисправимый оптимист! До сих пор я не примирилась со своей болезнью и считаю ее чем-то вроде временной сложности, которую я обязательно преодолею. Мне никогда не было страшно, потому что рядом мои родные, мои любимые! Я верю в людей, я верю в себя, я верю, что в жизни у меня все будет хорошо!

— Не падайте духом никогда! Что бы в вашей жизни не случилось! Мне как-то фраза попалась, что «не бывает безвыходных ситуаций, выхода нет только из гроба». Может она немного мрачная, но ведь это верно! Не сдавайтесь, делайте хоть что-нибудь для того, чтобы стало лучше.

Пусть моя жизнь складывается не совсем так, или вернее, совсем не так, как я когда-то себе рисовала, но я люблю свою жизнь! А почему ее не любить? У меня есть любимое дело, у меня рядом любимые люди: мама, муж, брат. У меня есть любимая собака – настоящий друг. Я счастлива!

Фото предоставила героиня публикации

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате