Кристина – из России, её муж Кириакос – из Греции. Пара несколько лет жила в Европе, затем в Питере. Меньше года назад супруги решили переехать в деревню Хутор под Светлогорском. Говорят, что в Беларуси им нравится почти всё, а главное – добрые и отзывчивые люди.

Мы приезжаем в Хутор, где Кристина и Кириакос показывают свой будущий дом. Будущий, потому что здесь ещё предстоит многое сделать – в старой постройке нет ни удобств, ни света, огород зарос сливняком. Дом и земля в 20 соток достались Кристине от бабушки. Здесь прошло детство, и девушка называет деревню своей второй родиной.

— Из этого дома мы сделаем аккуратный вариант для проживания, сохранив его первозданность. Стены покроем глиной и покрасим в традиционный белый цвет, — с энтузиазмом говорит Кристина. – Мне важно сохранить национальный белорусский колорит. Даже грубку эту мы оставим. Печка, к сожалению, потрескалась, ее нельзя восстановить, придется класть заново, но она будет рабочей.

Пирожки и блины – всё это Кристина попробует печь сама.

— Я же видела, как всё делала прабабушка. Здесь в деревне вокруг есть бабушки, у которых можно собирать рецепты приготовления в печи.

— Это дом прабабушки? — спрашивает 5-летняя Мирто, дочь Кристины и Кириакоса.

— Да. Мы сюда с твоей бабушкой каждое лето приезжали отдыхать, когда я была маленькая. Для меня это второй дом – не меньше, — уточняет девушка.






Прабабушка Кристины

Кристина родилась и выросла в Питере, работала в сфере торговли недвижимостью. В 2014 году она вышла замуж за грека Кириакоса Флорис. Несколько лет пара жила в небольшой греческой деревне, но решила уехать.

— Когда встал вопрос о переезде, я предлагала ехать в Беларусь, но на тот момент не сложилось, — говорит Кристина. — Мы уехали в Санкт-Петербург. Я не могу сказать, что в Европе мне не нравилось. Там хорошо, но очень дорого. Социальных лифтов для мигрантов практически нет. Переехать и добиться успеха удается единицам. Тебе дают непрестижную низкооплачиваемую работу: ухаживать за бабушкой, трудиться официантом. Использовать свой диплом нет возможности. У меня высшее образование, но найти работу по специальности шансов нет. Везет красивым женщинам, которые находят богатых мужей. Но это не мой случай, я вышла замуж по любви. В Беларуси лично для меня больше возможностей для удовлетворения личных потребностей. Моей мечтой всегда было переехать именно в Беларусь, именно в эту деревню. У меня любовь с детства к этому месту.

До переезда в Беларусь семья несколько лет жила в Санкт-Петербурге. В Петергофе они открыли греческую таверну. Бизнес-опыт Кристина называет и удачным, и неудачным одновременно.

— Мы ничего не делаем ради прибыли. Такая философия: делать не ради денег, а ради качества. Когда поняли, что там больше дать ничего не можем, решили уехать.

— У меня была мечта посетить Россию и увидеть, какая она на самом деле, — включается в разговор Кириакос. — А потом встретил будущую супругу и выбрал жизнь в России. Греция – очень, очень красивая страна. Но сейчас в Европе в целом много сложностей для жизни. Я не знаю семьи, которая не испытывала бы трудности. В первую очередь, они возникают из-за безработицы: нет больших предприятий, и всё очень дорого. Особенно много сложностей люди испытали из-за пандемии коронавируса, когда остались без помощи от государства. Многие потеряли работу, потому что большая часть населения занята в сфере туризма. Люди обеднели и потеряли свободу в связи с ковидными ограничениями.

— Мы увидели в Беларуси определенные плюсы, которых нет в Европе, — дополняет Кристина. — Например, центральное отопление. В Европе по большей части – это непозволительная роскошь. Люди платят огромные деньги, чтобы в доме было тепло. Ещё здесь можно вызвать врача на дом бесплатно. Там это или невозможно, или очень дорого. В Греции, например, в нашей деревне не было педиатра. В поликлинике один врач для пожилых и взрослых, для тех, кто с травмами или болезнями сердца. Очень мало больниц, надо ехать в Афины либо другие крупные города, где можно найти квалифицированную помощь. Греки спасаются платными кабинетами: педиатр берет 50 евро за прием. Не каждый может себе это позволить.

— Но в Хуторе нет ни поликлиники, ни больницы, магазин маленький. Вас это не пугает?

— Нет. Здесь можно вызвать врача на дом. Возможностей для ребенка в деревне меньше, но в Греции в маленьких деревнях ситуация такая же, — говорит Кристина. —  Уровень образования здесь лучше. В Греции дети пишут карандашами, наверное, до пятого класса. Прописей нет, то есть ребенок не учится писать с младших классов. Чтобы ребенок нормально закончил школу, нужно тратить огромные средства на репетитора. Получается дети ходят в две школы: бесплатную государственную плюс на частные платные занятия.

До этого дня Кириакос не увидел ничего, что бы ему не понравилось в нашей стране.

— Есть только проблемы бюрократического плана: здесь с греческими правами не могу водить машину, которая очень нужна в деревне.

Мужчине нужно пересдать экзамен по правилам дорожного движения, но с русским языком пока есть сложности.

В ближайших планах у семьи — обустраивать их новое место жительства в Хуторе. Каждый день пара будет приезжать из Светлогорска, где сейчас снимает жильё. Кристина показывает расписание автобусов до деревни в своем блокноте, рейсов немного, но делать нечего.

— Будем здесь каждый день: рубить, пилить, красить, копать и сажать, — улыбается девушка. — Физического труда мы не боимся, у нас уже был опыт – и это не страшно.

Всю мебель, что осталась в доме, никто выбрасывать не собирается. Старенькие стулья обязательно отреставрируют своими руками. Так же, как деревянную кровать, которую когда-то давно привезли в Хутор из Ленинграда. И другую, с железными спинками. Кириакос замечает, что в его детстве была такая же кровать. Вообще, в Беларуси многое напоминает ему родину. Природа, как это ни удивительно, в первую очередь. Кристина подтверждает, что на севере Греции в горах растут такие же как у нас березы и невысокие сосны. И грибы. Правда, греки лисички и белые не собирают, считая ядовитыми.

Вопрос заработка у семьи пока не стоит. Кириакос работал в греческой береговой охране, сейчас он – военный пенсионер. Огромный фронт работ, который предстоит выполнить на участке, Кириакоса и Кристину тоже не страшит.

— Я из маленькой греческой деревни и самая большая разница только в том, что там море есть, а здесь нет, — говорит Кириакос. — Но красота, она везде красота. Это большая удача – жить в деревне. Многие люди, особенно из больших городов лишены такой возможности. Ты вышел – и понимаешь, что на свободе. В Беларуси я ни разу не столкнулся с агрессией. Здесь очень чисто. И самое главное, здесь лучше для ребенка.

Маленькая Мирто подтверждает, что ей хочется жить в деревне под названием Хутор, здесь у нее будут кошки, куры и корова, которая дает молоко.

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате