В 2018 году Елена решилась на операцию по замене тазобедренного сустава. И впечатления от этого процесса остались неоднозначные: больно, долго и дорого. Дорого, потому что ставила импортный протез, а это около трех тысяч долларов. Долго, потому что реабилитация занимает от трех до четырех месяцев. Ну а больно было три года до операции и в течение как минимум полугода после – пока искусственный сустав окончательно не «притерся» к организму.

Блаженное чувство легкости в ногах и радости движения наступило месяцев через семь-восемь после операции. То, что в правом бедре находится чужеродный титан, Елена практически не ощущала, жила полной жизнью, работала, танцевала, занималась спортом. Эйфория длилась года два и закончилась вместе с приступами начинающейся боли уже в левой ноге.

«Артроз – это очень больно…»

— Трудно объяснить, что чувствуешь в этот момент, — говорит Елена. — Отчаяние, что тебе придется проходить через всю эту боль снова. Надежду – а вдруг тебе показалось? Снова отчаяние, когда боль начинает возвращаться все чаще и чаще. В общем, в определенный промежуток времени ты начинаешь переживать все классические стадии, описанные в психологии: отрицание, гнев, торг, депрессия и, наконец, принятие. Осознание того, что ты должна снова пройти через операцию, беспомощность, костыли, трость, больничный на несколько месяцев, заново учиться ходить и надеяться, что все станет как надо и приживется в твоем организме.

С суставами сегодня у многих беда. К сожалению. Уже не редкость встретить на улице пожилого человека с тростью. А сколько относительно молодых людей, которые прихрамывают, стараясь не нагружать больную ногу, замечали? Кто-то грешит на Чернобыль, на плохую экологию, неправильное питание или наследственность. Причин называется много, а суть одна — все большему числу людей ставят неутешительный диагноз «артроз».

Артроз – это очень больно. Кто испытывал зубную боль – поймет и сможет сравнить. Боль не прекращается ни на минуту, ни днем ни ночью. Спать не можешь, ходить больно, сидеть и вставать – как будто ножом тебя изнутри режут. И вылечить артроз, к большому сожалению, невозможно. На первоначальном этапе еще можно держаться на обезболивающих, кому-то помогают физиопроцедуры, вроде лазера. Но постепенно планка на шкале боли поднимается, добираясь до самого верха. Измученный пациент решается на операцию…

Алгоритм действий Елена еще не забыла. И когда наступила стадии принятия неизбежности очередного оперативного вмешательства, она знала, с чего начинать. Был декабрь 2021-го…

Попасть на операцию

С 2018-го, когда делали первую операцию, мир здорово изменился. И самые значимые коррективы были внесены, конечно же, пандемией коронавируса. Так как в первый раз Елена оперировалась в столице, и опыт был удачным, то логично что и на вторую операцию женщина хотела попасть туда же, желательно, к тому же хирургу. Нужно было записаться на консультацию и выяснить, возможно ли это.

По прошлому опыту, на консультацию нужно ехать не с пустыми руками. Нет, это не то что вы подумали! В смысле, с рентгенснимками, а лучше с результатами компьютерной томографии. Чтобы не тратить время ни свое, ни доктора.

У Елены результаты томографии показывали 3-4 степень разрушения тазобедренного сустава. На операцию берут начиная с третьей, значит, должны взять?

Взяли! Впереди большой забег по докторам и лабораториям – предоперационная подготовка. Она, кстати, большая нервотрепка. В смысле постоянного чувства тревоги, что вдруг что-то где-то в организме у тебя обнаружится сбой, несовместимый с операцией. С каждым хорошим результатом дышать становится все легче. Наконец, последний рывок – ПЦР на корону.

— Иду я на следующий день забирать результаты (а ехать надо со свежими, не старше 48 часов) и думаю, вот смеху-то будет, если у меня тест окажется положительным. Суббота, вечер, лаборатория, темная лестница. Из дверей выглядывает лаборантка, которая выясняет фамилию и идет искать твои результаты. Ты, вместе с еще десятком бедолаг, мнешься под дверями. «Ой, что-то я вас не нахожу, вы когда сдавали, платно или бесплатно?», — растерянно уточняет девушка. Еще несколько минут усиленных поисков под раздраженные взгляды и вздохи стоящих за тобой, и результат у тебя. Отрицательный!

«Страшно, что ты знаешь, что тебе предстоит…»

Госпитализация, говорит Елена, прошла успешно. Ее положили в палату, на следующий день назначили обязательные предоперационные анализы, и вот наконец день Х наступил.

— Знаю людей, которым такие операции выполняли под общим наркозом, меня же оба раза оперировали под спинальной анестезией. Говорят, для здоровья от такой анестезии вреда и рисков гораздо меньше. Вполне возможно. Но у меня лично «отходняк» после операции был страшный, боль такая, что не кричать было невозможно. Семь обезболивающих уколов, семь! Только потом я, вымотанная болью и собственными рыданиями, провалилась в сон.

На самой операции не больно, я в сознании. Но в какой-то момент накатил дикий животный ужас. Стало так страшно, от того, что ты знаешь, что тебе предстоит…

Чем раньше ты встанешь после операции, тем лучше. Так говорили Елене доктора. На следующий день она уже поднялась на костыли и начала курсировать по больничному коридору. Сначала десять метров, туда и обратно. Потом – до конца одной части коридора, потом весь длиннющий коридор из конца в конец.

— Это трудно и больно, до палаты добираешься вымотанной, но с каждым разом чувствуешь, что становится все легче, — говорит женщина. — Спать очень долгое время после операции можно только строго на спине. Для того, кто не привычен к такой позе, это мучительно. Не повернуться, в первые дни даже ногу не подтянуть. Все затекает, а на пятках (кто бы мог подумать!) образовываются водяные волдыри, как от неудобной обуви. Начинаешь подкладывать под икры одеялко, стараться держать ноги на весу, потому что пятки болят прям очень сильно.

Елене ставили капельницы, давали противотромбозные таблетки, кололи антибиотики.

— У тебя болят пятки, а забинтованные эластичным бинтом от стоп до середины бедра ноги чешутся и тоже ноют, — вспоминает Елена. — Тут главное настроиться, что все это временно и с каждым днем будет лучше! Ах, как был вкусен первый стакан кофе, купленный в автомате на первом этаже больницы где-то на четвертый день! Во-первых, добралась, а во-вторых, чувствуешь себя не умирающей, а выздоравливающей!

Кто-то лежит в больнице после операции 10 дней, кто-то две недели. Но в принципе, после семидневного курса антибиотиков, если самочувствие в норме, можно выписываться. Желающие едут на бесплатную реабилитацию в санаторий, где учатся ходить, делать упражнения, занимаются физиопроцедурами. Елена знала, что делать и как заниматься, а потому на девятый день отправилась домой. 2022 год она встречала дома, с родными и любимыми. Позади была сложнейшая операция и много боли, впереди – долгие месяцы восстановления.

Восстановление

— Удивительное дело, но я почему-то до этой ситуации даже не думала, что если у тебя не действует нога и ты пользуешься костылями, фактически ты и руками пользоваться почти не можешь, — рассказывает Елена. — Элементарные бытовые вещи вызывают недоумение, а как это сделать? Помыть посуду, взять из шкафчика тарелку и поставить на стол, взять яблоко, чтобы съесть его перед телевизором. Начинаешь приспосабливаться. Для яблока – халат с карманами. Тарелку переставляешь в три этапа, посуду моешь, балансируя на одной ноге. Плюс ко всему, сгибаться тебе нельзя категорически, так что если никого нет рядом, упавшее на пол считается пропавшим без вести до прихода помощников. Носки, джинсы, обувь – все только с посторонней помощью. Так что, если вы решаетесь на подобную операцию, знайте, что без человека рядом вам не обойтись.

Через месяц можно начинать заниматься на велотренажере. Наша героиня купила его еще после первой операции. Кстати, по настоятельной рекомендации хирурга. Заниматься нужно каждый день. Начинаешь с пары минут в первый день в самом легком темпе, постепенно наращиваешь время – на минуту, на две, на десять. Потом нагрузку. Тут главное не переборщить и не переоценить свои силы. В общем, придерживаться принципа «не навреди». На велотренажере желательно не прекращать заниматься и после полного выздоровления, поддерживать мышечный корсет и кровообращение.

— Восстановительный период хорош тем, что каждый новый день приносит все большие возможности. Сегодня ты можешь сделать что-то чуть лучше, чем вчера. Через два с половиной месяца пора начинать ходить с одним костылем или с тростью. Дома, потихонечку, не торопясь. Потом – по улице, если, конечно, погода позволяет, нет снегопада и гололеда. Еще через месяц можно отбрасывать трость и ходить на обеих ногах, стараясь контролировать хромоту. Которая, конечно же, будет еще какое-то время. Но не расстраивайтесь, она пройдет обязательно. Главное, не бойтесь, ходите, наращивайте время и интенсивность ходьбы.

Елена выбрала себе нагрузку интуитивно, говорит, что нужно уметь слушать себя. Велотренажер – каждое утро 10 км, это примерно 35 минут интенсивной нагрузки, до пота и учащенного дыхания. И ходьба – пока не меньше семи тысяч шагов в день, это в среднем около часа по времени.

— Самое главное, что я себе уяснила – нужно отказаться от подъема и перетаскивания тяжестей. Максимум – 3 килограмма. Не тащите с рынка 10-килограммовый арбуз, ваш искусственный сустав вам за это спасибо не скажет. Берегите его, ведь даже у самого лучшего есть свой срок службы. Импортные хвалят, говорят, что лет двадцать с ним проходить вполне реально, но опять же, не с мешком картошки на плечах!

Сегодня Елена уже вышла на работу и чувствует себя почти абсолютно здоровым человеком. Что решилась на операцию не жалеет ни одной минуты, потому что именно после нее она снова смогла жить, а не существовать с постоянной болью. Считает, что о сложностях и нюансах нужно знать обязательно – предупрежден значит вооружен.

— Относитесь к себе бережнее. Я уже убедилась на собственном опыте, как хрупко наше здоровье и как неожиданно все может «сломаться». И никогда не сдавайтесь! Боритесь за себя, боритесь с собой, боритесь за жизнь. Будьте здоровы!

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате