«Хочу в Рим! Это мечта детства!»

Вероника Мигун окончила среднюю школу, работает диспетчером в службе заказа такси. В свободное время 26-летняя девушка любит ходить на дискотеки и выезжать на пикники, она гуляет со своей собачкой Ричи, изучает с репетитором английский язык, с удовольствием учится рисовать и путешествует по Европе. Такой жизненной активности Вероники, кажется, не мешает даже необходимость постоянно пользоваться инвалидной коляской.

— Распорядок моего дня зависит от смены в службе заказа такси, — рассказывает Вероника. – Если смена у меня с утра, я встаю пораньше, пью кофе, отрабатываю смену, потом кушаю. Часов в четыре-пять уже могу выйти либо с собакой погулять, либо в магазин. В выходной, если подруги приезжают, то могу куда-то сходить, в основном это дача, шашлыки. По понедельникам я смены не беру: утром мама отвозит меня в студию «Креатив», а вернувшись, я занимаюсь с репетитором английским.

Хотите стать героем материала на нашем сайте или поделиться историей, пишите site.ranak@gmail.com

Английский язык Вероника усиленно изучает уже два года, навёрстывая упущенные в школьные годы знания. До этого она на протяжении 6 лет постигала итальянский, которым сейчас владеет на хорошем разговорном уровне.

— Когда я была маленькая, то не хотела учить английский: в то время я начала каждое лето ездить в Италию, и мне был интересен именно итальянский язык, на котором со мной контактировали, общались, — говорит Вероника. – Я не понимала, зачем мне английский, если я уже езжу и разговариваю на итальянском. Я была на надомном обучении, и мама договорилась в школе, чтобы учительница из компьютерного центра приходила ко мне заниматься итальянским. Когда я окончила школу, мы продолжили наши занятия, уже самостоятельно оплачивая уроки. На данный момент я езжу в Италию не как отдыхающая, а где-то итальянцам помогаю, где-то нашим детям, которые первый раз поехали, перевожу что-то. Мне это нравится. Вот и в этом мае собиралась поехать, уже и деньги собрали, но всё сорвалось…

Кстати, интерес к английскому нечаянно помог девушке найти себе друга: сначала Вероника и Станислав общались по интернету, а затем молодые люди познакомились лично.

Ещё одним открытием в жизни Вероники стало осознание того, что она, оказывается, умеет рисовать. Открыть в себе эту способность ей помогла руководитель светлогорской изостудии «Креатив» Александра Малаева.

— В «Креатив» мне получилось попасть совершенно случайно, — рассказывает Вероника Мигун. – Я не умею рисовать, в детстве, помню, панно делала из сухих листьев, бисером два года занималась – мама пихала меня во всевозможные кружки, потому что школа школой, а развиваться надо. Однажды Александра Малаева через общую знакомую позвонила моей маме и предложила её ребёнку поучаствовать в фотосессии для конкурса. Мама сказала, ребёнок в состоянии решать сама, и дала ей мой номер. Мы поговорили, Александра пришла ко мне домой, показала, как делать ромашку. И я буквально за 10 минут нарисовала ей эти ромашки. Мама даже не сразу поверила, что это реально я сделала. Малаева предложила мне походить к ней на занятия, и я согласилась. И снова за урок она мне показала, а я практически «набрала» картину. Она говорила, что и слона может научить рисовать, но я этому как-то не верила. А тут она мне объясняет, я это делаю, хотя и не могу до конца понять, что это действительно возможно.

За несколько лет Вероника написала уже два десятка картин. Среди них есть пейзажи, натюрморты и даже маринистика. Смотришь на эти рисунки и не перестаёшь удивляться ярким, сочным краскам. Картины Мигун буквально пропитаны солнечным светом. Вероника сумела насытить радостным настроением даже дождливую погоду. Кстати, тот самый первый рисунок с ромашками мама Вероники до сих пор хранит как семейную реликвию. Мне дали его посмотреть: ромашки выглядят неожиданно реалистичными, объёмными.

— Это не масло, а специальная гуашь, — поясняет Вероника. – Рисунок выполнен в специальной технике, придающей изображению объём. Мне нравится ходить в «Креатив», но у нас с мамой в этой связи возникла одна проблема. Дело в том, что в понедельник утром папа уже на работе, а мама в одиночку не в силах поставить мою коляску в машину. Иногда приходилось минут 15 ждать на улице какого-нибудь прохожего мужчину, чтобы попросить его помочь маме поставить коляску. Ехать обратно – та же проблема. В основном, выручают наши ребята Руслан и Саша, которые вместе со мной в «Креативе» посещают бесплатные занятия для инвалидов.

У Вероники СМА – спинальная мышечная атрофия. Из числа редких генетических заболеваний, это одно из самых часто встречающихся. Из-за того, что некоторые мышцы у неё постоянно напряжены, а другие ослаблены, тело деформировано, и без инвалидной коляски Вероника передвигаться не может.

— Я такая с детства, — рассказывает Вероника. – Младенцем я ещё немного ползала, как-то вставала на ноги, цепляясь за диван, чуть-чуть топала, когда меня водили. Но самостоятельно на ноги не становилась вообще…

Причиной такого состояния медики называют генетическую мутацию, в результате которой в организме недостаточно вырабатывается протеин SMN, необходимый для нормальной деятельности спинного мозга. Такая же болезнь и у старшего брата Вероники, Максима.

— Впоследствии выяснилось, что оба мои родителя являются носителями повреждённых генов, — продолжает Вероника. – Когда мама родила брата, и ему поставили диагноз СМА, то ей сказали, что, если следующей родится девочка, она будет здоровой. Родилась я, и через год мама понимает, что ребёнок растёт, на ноги становится, но не идёт. В то время не было никакой возможности генетической проверки. Даже ещё лет 15 назад такой анализ стоил 1000 долларов для каждого члена семьи. Сейчас же, если в семье есть дети с таким заболеванием, вся родня может сделать этот тест абсолютно бесплатно.

Дети с таким заболеванием не могут посещать детский садик. Как вспоминает Вероника, её маленькую нечасто водили в Центр коррекционно-развивающего обучения на различные утренники, из этого заведения к ней приходила учительница Ада Родионовна, которая готовила малышку к школе, читала с ней книжки и разучивала стихи.

— Мы жили тогда в доме на улице Железнодорожной, — говорит Вероника. – Его родители построили, когда переехали из деревни. Там мы с братом и родились. Там у меня всё детство прошло, и учиться меня записали в девятую школу. И даже когда «построили» квартиру на шестом, школу менять уже не захотели. У меня была очень хорошая первая учительница Татьяна Ивановна Пинчук. Мне уже 26 лет, а она до сих пор приходит на каждый мой день рождения, мы общаемся и перезваниваемся. На все праздники меня водили в школу. На пикники какие-то забирали. Мои одноклассники, которых я на улице встречаю, помнят, что у меня день рождения 4 января, потому что в детстве они всем классом приходили ко мне домой, рассказывали стишки, родители приглашали Деда Мороза.

Продолжить образование после школы Веронике не удалось: дистанционное обучение, даже платное, тогда в стране было практически не развито, а ездить на сессии для получения заочного образования было проблематично – мама ухаживала за Максимом.

— Даже сейчас дистанционно учат только на библиотекаря или журналиста, а мне всегда нравилась психология, — говорит Вероника. – На самом деле, как по мне, получение высшего образования не самое важное. В любом случае, если человек на коляске, он будет искать удалённую работу, из дома. А чтобы работать из дома, высшее образование не обязательно.

В ходе интервью Вероника неоднократно с любовью и нежностью вспоминала своё детство в доме на Железнодорожной. Кругом лес, спокойствие…

— У нас в семье никогда не было разделения на здоровых и больных, — утверждает Вероника. – Мы – такие же дети. Только, как я говорила, у всех детей была песочница на улице, а у меня была личная песочница, в которую ко мне приходили играть дети. Все колясочники сидят по домам, а ко мне старшие девочки приходили, забирали и куда-то увозили. Они меня могли вдвоём на качели перенести, покачать там. А сколько я раз падала… Подружка коляску не удержит, я на щебёнку шлёп, всё: прихожу уже с фингалом… Мама никогда не колотилась, ну упала и упала, все дети одинаковые, все падают… Она никогда не была против, если я иду куда-то с друзьями. И на дискотеку меня отпускала, и в кафе…

Такое экстремальное детство, яркая юность не могли не сказаться на увлечениях и интересах Вероники – она обожает активный отдых и путешествия.

— Когда получается, я всегда езжу с удовольствием, я всегда за эксперименты, — говорит Вероника. – Я уже рассказывала про Италию, туда я ездила по линии благотворительной организации, которая вывозит наших детей – социальных сирот, инвалидов на 40 дней в Лигурию. Это горы и море. У них там пансионат, никаких процедур, мы просто три раза в день питаемся и ходим на море. Была в Германии, но там мне не очень понравилась: серо, скучно, неинтересно, даже на экскурсиях… Мне понравилась сама атмосфера, что мы ездили только с молодыми людьми. Там была такая история: мне срочно предложили поехать по программе «Евроконтакт», и за две недели нужно было найти для меня волонтёра не старше 29 лет. Мне было 22 года, но все подруги, которые могут со мной справляться, старше 29 лет! Я позвонила своему знакомому доктору, попросила найти, может, какого-то медика, но именно молодого. Он нашёл девочку 20 лет: низенькая, пухленькая первокурсница медуниверситета по имени Любовь. Уже потом в Германии она мне рассказывала, что когда прочитала про моё заболевание, то представляла меня полулежачим человеком, с которым надо сидеть сутки в комнате, помыть-переложить, выводить гулять. Говорит: «Я не думала, не ожидала, что ты такая открытая, со всеми общаешься, на дискотеку со мной ходить будешь». Мы с ней общаемся, дружим до сих пор.

Очень впечатлила Веронику поездка в Норвегию по программе благотворительного фонда.

— Мы ездили летом, но всё равно было холодно, — вспоминает она. – В виде исключения мне разрешили поехать с мамой. Там мы в первый раз сели на коней. У мамы истерика, меня со всех сторон держат три человека. Первый раз мне понравилось, но во второй конь слегла взбрыкнул… Меня быстро подхватили, не дали упасть, но с тех пор я боюсь лошадей. Потом поехали кататься на каноэ по небольшому озеру. Каноэ специально глубокое, оно никак не перевернётся, даже учитывая, что у меня спина не ровная. Мама подумала, что меня и её посадят с инструктором, но нас усадили в каноэ вдвоём и сказали «плывите». Мама сначала испугалась, но всё прошло нормально, ей потом даже понравилось. Но больше всего мне запомнились фьорды, на которые мы смотрели со специального полупрозрачного моста. Это что-то невероятное, это нереально красиво! Хочу ещё путешествовать! Хочу посетить Рим. И не с группой, а как турист: посмотреть архитектуру зданий, достопримечательности. Италия, куда я езжу с 2001 года, у меня всегда ассоциируется с этим городом, я была в Генуе, Милане, но в Риме так и не удалось побывать. Это моя мечта с детства.

15+

Если вы дочитали эту статью, нажмите пальчик.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате.